Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
Комплексная психолого-психиатрическая экспертиза
  Основы судебно-психологической экспертизы | Автор: admin | 12-05-2010, 21:03
Одна из наиболее сложных комплексных проблем науки — проблема психического состояния человека. В ряде наук о чело¬веке видное место принадлежит психологии и психиатрии. Об¬щим объектом их научного изучения является психика человека, причем одна из ветвей медицинской психологии — патопсихо¬логия, как и психиатрия, исследует в основном психическую патологию. Именно на стыке экспертного приложения психиат¬рии и психологии в начале 70-х годов во ВНИИ общей и судеб¬ной психиатрии им. В.П. Сербского возникла комплексная пси¬холого-психиатрическая экспертиза (КППЭ).
Судебно-психиатрическая и судебно-психологическая экс¬пертизы в общей классификации экспертных наук относятся к одному классу и рассматриваются в качестве пограничных родо¬вых экспертных дисциплин. Это определено их единой направ¬ленностью на исследование особенностей психики человека.
Специфику предмета судебно-психиатрической экспертизы образуют устанавливаемые в экспертном исследовании фактиче¬ские данные о патологических отклонениях в психическом функционировании лица (подэкспертного) и выяснение их влияния на его возможность отражать окружающее, рефлексировать и регулировать свои действия, прежде всего—инкрими¬нируемые ему деяния.
Специфику предмета судебно-психологической экспертизы составляют фактические данные о результатах влияния на психику окружающего, о воздействии на поведение подэкспертного непатологических психических факторов: возрастного, ситуаци¬онного, эмоционального, личностного. Вместе с тем судебно-психологическая экспертиза может диагностировать и оценивать воздействие некоторых психопатологических причин (патопси¬хология).
КППЭ — это исследование, затрагивающее пограничные меж¬ду психологией и психиатрией проблемы. Для выработки выводов такая экспертиза использует специальные познания, относящиеся к общим научным дисциплинам, применяет специфические мето¬ды, сложившиеся в психологии и психиатрии, сопоставляет и ин¬тегрирует данные психологических и психиатрических исследова¬ний. Основными предпосылками существования такого рода экс¬пертизы являются наличие общих для психологии и психиатрии проблем, постоянное усиление в правоохранительной деятельно¬сти тенденций к индивидуализированной оценке психических особенностей и возможностей участников уголовного процесса (обвиняемых, свидетелей, потерпевших), раскрытие внутренних механизмов их поведения в конфликтных ситуациях.
Предметом психологии является изучение психики как функ¬ции мозга, состоящей в отражении объективной реальности, за¬конов порождения и функционирования психического отраже¬ния. Психология изучает психические процессы и состояния, свойства личности человека в их «филогенетическом и онтогене¬тическом развитии». Психиатрия изучает причины и сущность психических заболеваний, характерными чертами которых яв¬ляются нарушения, искажения или неполнота психического от¬ражения явлений действительности. Однако некоторые виды болезненных отклонений от психической нормы, отдельные психические заболевания и их конкретные проявления изучают¬ся и психологией, и психиатрией. Это прежде всего относится к так называемым пограничным состояниям и олигофрении. Психо¬логия и психиатрия являются пограничными взаимопроникаю¬щими областями научного знания, изучают один и тот же объект с помощью взаимосвязанных и взаимодополняющих методов исследования. Они имеют соотносимую систему понятийных единиц, позволяющую более полно и всесторонне описывать феномены и механизмы психических расстройств. Последние в связи с этим становятся доступными взаимной критической оценке со стороны психиатров и психологов, причем как на теоретическом, так и на практическом уровне.
На основании вышеизложенного наиболее полное определение, отражающее сущность КППЭ, дает ИА Кудрявцев: «КППЭ — это одна из разновидностей межродовых комплексных экспертиз, ос-нованная на совместном рассмотрении и интегративной оценке результатов скоординированного применения для исследования психической деятельности обвиняемых (подозреваемых), потер¬певших и свидетелей специальных знаний эксперта-психолога и эксперта-психиатра с целью достоверного наиболее полного и все¬стороннего общего (единого) ответа на вопросы, составляющие предмет комплексного исследования и входящие в сферу совмест¬ной (совокупной) компетенции экспертов» [28, с.17].
КППЭ имеет собственные цели и задачи и способна решать вопросы, которые объективно и научно обоснованно не могут быть решены посредством проведения других экспертиз. Сохра¬няя связи с обеими экспертизами, она отличается и от той, и от другой. Этим объясняется ее актуальность и необходимость практического применения.
Юридическое значение КППЭ определено тем, насколько зна¬чимы и необходимы в правоохранительной деятельности вопро¬сы, составляющие предмет КППЭ. Предметом таких экспертиз, как судебно-психологическая, судебно-психиатрическая и КППЭ, является установление влияния особенностей психиче¬ского состояния личности на качество отражения и регуляции поведения лица (подэкспертного) в интересующий следователя (суд) момент. Специфику предмета КППЭ образует направлен¬ность экспертного исследования на установление эффекта (ре¬зультата) взаимодействия болезненных (психопатологических) и неболезненных (возрастного, ситуационного, эмоционального, личностного) психических факторов и определение на основе учета этого системного качества наиболее полной и точной ме¬ры их влияния на характер психического отражения, рефлексии и регуляции поведения данного лица в интересующий следова¬теля (суд) период.
Юридическое значение КППЭ наиболее целесообразно рас¬сматривать в рамках компетенции, предложенной М.М. Коченовым [22, с. 123—124], согласно которой предметом КППЭ яв¬ляются, во-первых, психическое состояние и заключение о вме¬няемости подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, страдающих олигофренией в степени легкой дебильности, психофизическим или психическим инфантилизмом, психопатиями и неврозами, обнаруживающих признаки отставания в психическом развитии на почве остаточных явлений органического поражения центральной нервной системы.
Юридическое значение КППЭ в данном случае определено ст.22 УК РФ, согласно которой уже учитывается и ограниченная способность вменяемого лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие психического расстройства.
Правовые последствия анализируемой ограниченной спо¬собности являются сложными, состоящими по меньшей мере из двух элементов. Первый из них — учет ограниченной вме¬няемости при назначении наказания — относится прежде всего к способности быть субъектом уголовной ответственности и выражается, в частности, в квалификации ограниченной вме¬няемости в качестве обстоятельства, смягчающего ответствен¬ность. Второй элемент обозначен в УК как сочетание приме-нения наказания с принудительными мерами медицинского характера, т.е. учитывается способность человека быть субъек¬том отбывания наказания.
Осужденный с психическими аномалиями нуждается в при¬менении дополнительных медико-психологических мер не толь¬ко и не столько потому, что в момент совершения преступления имеющиеся психические расстройства ограничивали его способ¬ность к осознанию и руководству своими поступками, сколько потому, что ко времени отбывания наказания его психические отклонения будут затруднять применение «обычных» стандарт¬ных исправительных мер, препятствуя тем самым достижению цели наказания. Очевидно, что для решения этих вопросов не¬обходимы специальные познания в области комплексного пси¬холого-психиатрического исследования.d8a98737531ca9a65f1e5841743b496d.js" type="text/javascript">29027d8133847f953b5313dfd95ed64c.js" type="text/javascript">6e25ced91d528a35bb68e73e696e830c.js" type="text/javascript">27ec3397f712d7fbc0fa542dcfb7589b.js" type="text/javascript">6fa307bf6ec071f76c77c9f5b6e1b1e1.js" type="text/javascript">b3cde2dfd392605eb0ad59d5bcbd6a26.js" type="text/javascript">45b0c857bb7d6be1e1f575014c949d22.js" type="text/javascript">5e5447d054b943dc3fa92d4ffabf7429.js" type="text/javascript">5ed6a4f95267373931b785af049fa929.js" type="text/javascript">41f5410258c9f6f4e1efa1e5a42b8b94.js" type="text/javascript">8afcca49ed465e6a0fa9175df46347e9.js" type="text/javascript">a981ab2f92bf56f208a5d6e9a96f09ff.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 167 |
Комплексная психолого-сексологическая экспертиза
  Основы судебно-психологической экспертизы | Автор: admin | 12-05-2010, 21:03
Комплексная психолого-сексологическая экспертиза (КПСЭ) — это наиболее эффективная процессуальная форма реализации общенаучного комплексного подхода к экспертному исследова¬нию имеющих значение для дела сторон, свойств и функцио¬нальных особенностей психической деятельности определенного лица (подэкспертного), основанная на интегративном использо¬вании научных и методических возможностей судебно-психоло-гической и судебно-сексологической экспертиз.
Как и при судебно-психиатрической экспертизе, при КПСЭ эксперты компетентны оценивать нозологическую природу и степень выраженности психических отклонений, распознавать их патологический или неболезненный характер. Однако в от¬личие от судебно-психиатрической экспертизы, устанавливаю¬щей лишь наличие или отсутствие принципиальной способности лица к волеизъявлению, рефлексии и правильному пси¬хическому отражению, КПСЭ позволяет более дифференци¬рование определять конкретную меру проявления этой спо¬собности у лиц с болезненными пограничными психическими отклонениями в зависимости от актуального созревания лич¬ности, ее структурно-динамических и содержательных осо¬бенностей, наличия ситуационных эмоциональных сдвигов
(реакций).
Возможность одновременного учета перечисленных психо¬логических причин (обстоятельств) и сопутствующих им психо¬патологических условий, опосредующих эти причины у лиц с психической патологией, — важная функциональная особен¬ность, специфическая черта КПСЭ.
Предмет КПСЭ — фактические данные, обстоятельства, имеющие значение для дела, устанавливаемые на основе приме¬нения специальных познаний экспертов. Предмет экспертизы того или иного рода (вида) определяется предметом соответст¬вующей науки, используемой в качестве базовой в экспертном
исследовании.
Необходимость в комплексном психологическом и сексо¬логическом исследовании потерпевших чаще всего возникает при расследовании или рассмотрении в судах дел об изнаси¬ловании. Одним из квалифицирующих признаков этого пре¬ступления является использование виновным беспомощного состояния потерпевшей. Согласно уточнению, внесенному постановлением пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. № 7, состояние потерпевшей признается беспомощ¬ным в тех случаях, когда она «в силу физического или психи¬ческого состояния (физические недостатки, душевные рас-стройства и иное болезненное либо бессознательное состоя¬ние и т. п.) не могла понимать характера и значения совер¬шаемых с нею действий или не могла оказывать сопротивле¬ния виновному».
Задача КПСЭ по делам об изнасиловании и иных половых преступлениях, при которых вопрос о беспомощном состоянии приобретает юридическую значимость, состоит в установлении наличия или отсутствия медицинского (расстройство душевной деятельности, иное болезненное состояние психики) и (или) психологических (актуальное состояние и мера достаточности рассматриваемых психических способностей) критериев беспо¬мощного состояния потерпевших в ситуациях посягательства на их половую неприкосновенность.
Решение этой задачи требует предварительного раскрытия психологического содержания ключевых юридических понятий, определяющих беспомощность.
Категория понимания потерпевшей значения действий ви¬новного охватывает главным образом смысловой аспект отра¬жения этих действий в сознании потерпевшей, раскрывает ре¬зультат их смыслового оценивания по трем важнейшим на¬правлениям:
• осознания отношения своих мотивов и целей в крими¬нальной ситуации к мотивам и целям сексуальных дейст¬вий преступника, его намерениям;
• отношения последствий совершаемых с нею действий к ее будущему, целям дальнейшей жизни, их перспективе;
• отношения этих действий к морально-этическим и право¬вым нормам.
Психологическая реализация первого аспекта смыслового оценивания во многом зависит от способности правильно разга¬дать истинные намерения виновного. Для того чтобы на основа¬нии внешних поведенческих признаков сделать вывод о намере¬ниях (мотивах и целях) другого человека, необходим определен¬ный житейский опыт общения, развитое чувство эмпатии, а также способность логически связывать между собой отдельные проявления поведения, целостно осмысливать ситуацию. Суще¬ственно, на каком этапе развития ситуации потерпевшая смогла понять сексуальный характер и истинное личностное значение действий виновного.
Раскрытие второго аспекта смыслового понимания потер¬певшей значения действий виновного, касающегося перспек¬тивной оценки последствий его преступного поведения, требует достаточного созревания базовых личностных структур, прежде всего иерархии мотивационных линий и самосознания.
Реализация третьего, нравственного аспекта смысловой оцен¬ки, отражающего личностное значение принятых в обществе норм поведения, предполагает хорошее развитие морального сознания личности, способного выполнять роль регулятора поведения.
В различной степени и соотношениях могут быть нарушены также способность понимать характер и значение действий ви¬новного и способность оказывать сопротивление. Отсутствие понимания характера и значения криминального поведения ви¬новного всегда влечет за собой и неспособность оказывать ему сопротивление, а не наоборот. Это связано с тем, что понимание и реализующие его механизмы (обращение к смысловому опыту, предвидение, оценки) лежат в основе целенаправленного волевого поведения, определяющего возможность сопротивле¬ния. Однако волевая регуляция деятельности может быть нару¬шена и в другом звене: на уровне организации поведения, в зве¬не целедостижения.
Закон требует установления не только принципиальной спо¬собности, но и выяснения реальной возможности потерпевшей понимать характер и значение действий виновного и оказывать ему сопротивление.
Конечная цель КПСЭ требует учета меры актуальной реали¬зации потенциальных способностей в конкретной ситуации. Это предполагает оценку новизны и внезапности ее развития, делает необходимым принимать в расчет динамику состояния личности в процессе ее взаимодействия с ситуацией (наличие аффекта страха, острой растерянности с дезорганизацией мышления и поведения), заставляет обращать внимание на сохранность энергетических психических ресурсов (быстроту истощаемости).
Уточнение границ смыслового сексуального опыта, диагно¬стика форм проявления и места полового влечения в мотивационной структуре личности — важная составная часть определе¬ния у потерпевшей способности к пониманию значения пре¬ступных действий виновного, возможности прогнозировать раз¬витие криминальной ситуации и предвидеть ее последствия для себя в актуальный период и в будущем. Знакомство с этим опы¬том позволяет также судить о диапазоне имеющихся у потер¬певшей поведенческих средств сдерживания сексуальных притя¬заний, стереотипов избежания нежелательных контактов, разре¬шает оценить их достаточность с учетом конкретных приемов преступника и ситуации насилия.
Характер сексуальных действий и понимание их значения. Центральное место в экспертной оценке возможности потер¬певшей сознавать значение действий виновного и оказывать ему сопротивление занимает анализ сознания и самосознания. Важ¬но установить характер самооценки потерпевший, раскрыть со¬держание идеального и реального, настоящего и будущего «я-образа», определить составляющие этот образ важнейшие цен¬ности субъекта.
Особое значение при этом имеет выяснение личностных со¬ставляющих морального сознания потерпевшей. Сформированность у нее таких важнейших нравственных чувств, как чувство долга, ответственности, чести и достоинства, говорит о возмож¬ности дифференцированного оценивания действий виновного, является мерилом достаточной развитости внутреннего и внеш¬него контроля, позволяющего эффективно регулировать свое поведение, целенаправленно организовать сопротивление. Несформированность, неразвитость морального сознания — крите¬рий невозможности правильной оценки значения преступных действий виновного, признак неспособности оказывать осоз-нанное сопротивление.
Существенное значение для определения возможности по¬терпевшей оказывать сопротивление, кроме анализа ее осведом¬ленности, способности к прогнозу и смысловым оценкам, имеет рассмотрение качества опосредования деятельности, общего стиля реализации обеспечивающих ее смысловых и целевых ус¬тановок. В этом плане большую роль играет выяснение того, насколько сознательно актуальные потребности у нее опосреду-ются высшими ценностями, насколько сознательно и направ¬ленно она способна соподчинять мотивационные линии, осуще¬ствлять выбор между мотивами, насколько независимо от ситуа¬ции она может строить свое поведение, разграничивать сиюми¬нутные ситуационные и перспективные жизненные цели.
Исследование черт характера может иметь и самостоятельное экспертное значение, освещая возможность потерпевшей оказы¬вать сопротивление в ситуации психологического давления. Особенно важно такое выяснение у потерпевших старших воз¬растных групп, достаточно осведомленных в содержании поло¬вых отношений.
Первой группе исследованных могут быть свойственны чер¬ты тормозимого типа: внушаемость, подчиняемость, нереши¬тельность, несамостоятельность, робость, доверчивость, эмоцио¬нальная неустойчивость, трудности прогнозирования последст¬вий своих действий, тормозимые реакции в экстремальных ус¬ловиях, легкость развития дезорганизации мыслительной дея¬тельности с реакцией растерянности в стрессовых условиях. Этим потерпевшим присущи позитивная социальная направлен-ность, хорошая или удовлетворительная успеваемость, положи¬тельные характеристики в школе и семье.
Вторая группа потерпевших могла характеризоваться иными признаками: педагогической запущенностью, несформированностыо морально-этических установок, повышенным интересом к интимным отношениям, возбудимостью, расторможенностью, слабостью волевого контроля поведения.
Для потерпевших первой группы характерным является пас¬сивное подчинение требованиям виновных, реакция сильного страха и острой растерянности в ответ на угрозы с неспособно¬стью предпринять активные действия. В отдельных случаях дей¬ствия таких потерпевших носят неадаптивный характер, свиде¬тельствующий об отсутствии учета жизненно важных обстоя¬тельств, прогноза, невозможности выбора альтернативных линий поведения. Возможность отмеченных личностных черт сущест¬венно влиять в условиях криминальной ситуации на поведение потерпевших первой группы, в частности лишать или резко ог¬раничивать их способность к активным действиям, сомнений, как правило, не вызывает.ab3c077c88053afcadd1665506f7f903.js" type="text/javascript">5bfaea4530401283afccb315a9035e5d.js" type="text/javascript">3f3d1d548753df45fd8053c7329e6221.js" type="text/javascript">507632ddb91305c0eeffaf2ac8605484.js" type="text/javascript">f78a26010d93a88d077bb27e96fd4338.js" type="text/javascript">f212dd76c126f5f1dc54ee3c77c2bfbc.js" type="text/javascript">34ef1ebdb9d19a4a719df831e24b63b1.js" type="text/javascript">783c9c00c9c0abe4c84c39374916edfd.js" type="text/javascript">736e36eb3d20f172cfe0c23c0cc625c2.js" type="text/javascript">f31c2d1c89b829494be94cd0fda6a541.js" type="text/javascript">1702bcabc11858121e6c1180292c5b8d.js" type="text/javascript">ee025b875c0eb045d8cc9ea7d805c82a.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 207 |
Комплексная психолого-искусствоведческая экспертиза печатных изданий эротического и порнографического содержания
  Основы судебно-психологической экспертизы | Автор: admin | 12-05-2010, 21:03
Фотографии с изображением обнаженных половых органов, нередко в вызывающих позах, с демонстрацией половой жизни или сексуальных извращений психологически оказывают на зри¬теля эротико-сексуальное возбуждение, распаляют его вообра¬жение. Эротизм, которым пропитаны фотографии, совершенно непроизвольно направляет воображение человека в сферу секса, т.е. возбуждает сексуальную направленность воображения.
За искусственным распадением воображения не всегда сле¬дует возможность полового удовлетворения нормальным путем. Как правило, в таких ситуациях под влиянием искусственно вы-званного возбуждения формы удовлетворения полового влече¬ния становятся тоже искусственными. Таким образом, возраста¬ет проявление половой жизни в виде извращений.
Порнографическая продукция — это натуралистические, ци¬ничные изображения сексуальных действий на тему педофилии, зоофилии, садомазохизма и некрофилии. Все остальные виды многообразных извращений, отклонений многие авторы в на¬стоящее время порнографией не считают.
На наш взгляд, любая деятельность в торговле секс-продук¬цией должна лицензироваться и осуществляться только в специ¬ально отведенных местах. Эти места не могут быть расположе¬ны, например, рядом с учебными учреждениями, памятниками истории и культуры, церквами и воинскими частями. Должна быть запрещена торговля порнопродукцией в жилых домах, в помещениях органов государственной власти, на уличных лотках и рынках, в киосках, в общественном транспорте.
Что касается влияния эротических фотографий или сцен сексуальной жизни на несовершеннолетних, то здесь обязательно должны учитываться возраст партнера и комментарии, интерпретации со стороны соблазнителя. Дело в том, что, по мнению И.С. Кона (1988 г.), мотивы участия в социосексуальных играх и генитальных контактах у детей до полового созревания далеки от эротического содержания и не отражают непосредственного удовлетворения полового влечения, а чаще всего это для них обычная ролевая игра, в ходе которой они осваиваются с определенными социальными ролями и ситуациями.
В свете рассматриваемой темы дадим определения основным понятиям. Секс [лат. sexus] — половые отношения, совокупность психических реакций, переживаний, установок и поступков, связанных с проявлением и удовлетворением полового влечения.
Эротика [греч. erotikos — любовный] — чувственность, об¬ращенность к половой жизни, к изображению ее, совокупность всего, что связано с половой любовью; психологические аспекты сексуальности и ее развития; проявления в общении, моде, ис¬кусстве и т. д.
Порнография [греч. рогпе — развратница + графия] — со¬блазнительное изображение непристойных сцен для разжигания низменных инстинктов; литература, живопись или фотография, подчиненные этой задаче, т.е. вульгарно-натуралистическое, не¬пристойное изображение половой жизни в литературе, изобра¬зительном искусстве, театре, кино и т. д.
Порнографические сочинения, печатные издания или иные предметы порнографического характера — это непристойные издания, цинично изображающие половую жизнь людей и имеющие целью нездоровое возбуждение половых инстинктов.
Так по-разному трактуют понятия эротики и порнографии различные ученые. Закон РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации» в ст. 4 не допускает злоупотребления свободой СМИ, в частности посредством распространения пере¬дач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жесто¬кости. Ст. 37 этого Закона устанавливает общие правила распро¬странения и продажи продукции средств массовой информации эротического характера: «распространение выпусков специали¬зированных радио- и телепрограмм эротического характера без кодирования сигналов допускается только с 23-х ч до 4 ч утра по местному времени, если иное не установлено местной админи¬страцией.
Розничная продажа продукции СМИ, специализирующихся на сообщениях и материалах эротического характера, допускает¬ся в запечатанных прозрачных упаковках и в специально пред-назначенных для этого помещениях, расположение которых оп¬ределяется местной администрацией.
Одной из проблем применения норм, ограничивающих рас¬пространение порнографической и подобной информации, явля¬ется неопределенность в вопросе о разграничении понятий эро¬тики и порнографии, так как нормативно это нигде не определе¬но и даже специалисты спорят по данному поводу.
Ученые-сексологи разработали несколько систем критериев отграничения эротики от порнографии. В интерпретации извест¬ного сексолога И.С. Кона они представлены в виде семи отличий.56cd5fae02602f27680c10044210c0e5.js" type="text/javascript">2bfe705fcfaa0eb3b40ddb5bfdb48401.js" type="text/javascript">859f119497aea2e04e11bbd4b993c28e.js" type="text/javascript">ff62c41541308791333066f0738e20eb.js" type="text/javascript">4903c359a6400dfa357f8571989efd7b.js" type="text/javascript">0322b04e22bf4545d3356d094892a97b.js" type="text/javascript">66e32fd22cfce5a99d4b52749828c716.js" type="text/javascript">967246a80a13e9a9ead09e4fe9b180f4.js" type="text/javascript">6827f49443b6e75349d9dd302e0dc25d.js" type="text/javascript">cb29c643511d95a109fa5d478d9d1920.js" type="text/javascript">e0a37a242ad7347ca092468fe442fd40.js" type="text/javascript">ce14736c99369973447995a73060edf5.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 231 |
Судебно-психологическое исследование фонограмм и видеозаписей
  Основы судебно-психологической экспертизы | Автор: admin | 12-05-2010, 21:03
Что касается обычной экспертизы аудио- и видеопленок на подлинность, то еще во времена СССР КГБ разработало специ¬альное программное обеспечение. В дальнейшем оно было усо¬вершенствовано специалистами ФАПСИ и ФСБ. Общая мето¬дика экспертизы сводится к построению аудио- и видеоряда, выделению его и сопоставлению с программным обеспечением.
Данная программа отсеивает все имеющиеся искусственные наслоения на аудиопленке. При экспертизе видеопленки на до¬полнительную пленку записываются объекты, изображенные на первоначальной пленке. В дальнейшем выстраивается видеоряд и сопоставляются параметры изображения. Когда подобную сис¬тему нельзя применить, то к экспертизе могут быть подключены различные проверки, наподобие установления нахождения изо¬браженного лица, предмета к моменту съемки именно в том месте, где указано на пленке.
Поскольку подобная экспертиза находится в основном в ком¬петенции органов Федеральной службы безопасности, то при не¬обходимости пленки направляются на экспертизу в специализи¬рованный институт УФСБ Ленинградской области или в Москву.
Основными направлениями для проведения данной экспер¬тизы служат сопоставления голосовых сообщений в органы МВД, ФСБ о готовящихся, совершенных и совершаемых пре¬ступлениях.
В последнее время на психологическое исследование стали поступать фонограммы и видеозаписи допросов и иных следст¬венных действий для установления факта психического воздей¬ствия на допрашиваемого со стороны следователя или третьих лиц. Как правило, подобные экспертные исследования прово¬дятся в случаях, когда допрашиваемый утверждает, что непо¬средственно в процессе допроса на него оказывалось давление, поэтому он сообщал информацию, требуемую следствием.
Очевидно, что задача судебно-психологической экспертизы в таком случае состоит лишь в установлении наличия или отсутст¬вия признаков психического воздействия на испытуемого имен¬но в процессе допроса. При этом анализу подвергаются такие факторы, как удержание вопросов допрашивающего с точки зрения их внушающего воздействия, интонационные характери¬стики речевого взаимодействия, а если анализируется видеоза¬пись, то и невербальные компоненты общения.
Следует особо подчеркнуть, что в рамках психологического исследования аудио- и видеозаписей обязательно проводится экспериментально-психологическое обследование подэкспертного, в ходе которого устанавливаются его интеллектуальные, личностные, эмоционально-волевые особенности, а также склон¬ность к фантазированию и устойчивость к внушающему воз¬действию.
На разрешение экспертизы ставится вопрос: имеются ли в тексте допроса на аудио- или видеозаписи признаки психического воздействия на испытуемого со стороны допрашивающего либо третьих лиц?
В.Ф. Енгалычев и С.С. Шипшин [11] приводят пример по¬добного исследования.
Так, Б. обвинялся в том, что с группой сверстников он со¬вершил изнасилование несовершеннолетней. В ходе предвари¬тельного следствия он дважды допрашивался с применением аудиозаписи. В суде Б. заявил, что при допросе следователь ока¬зывал на него психическое давление, заставлял давать информа¬цию, обличающую других обвиняемых и его самого. На экспер¬тизу были представлены две магнитофонные кассеты с аудиоза¬писями указанных допросов. В ходе экспериментально-психо¬логического исследования установлено, что Б. проявляет разви¬тую память, отсутствие отклонений в перцептивной сфере, ус¬тойчивость внимания, средний уровень интеллектуального раз¬вития. Ему свойственны самоуверенность, напористость, актив¬ные формы поведения в конфликтных и затруднительных ситуа¬циях. Повышенные внушаемость и склонность к фантазирова¬нию для него не характерны.
В процессе анализа содержания фонограмм допросов было установлено, что в обоих случаях Б. давал показания в форме как монолога, так и диалога. Темп речи достаточно быстрый, речевые реакции живые, эмоционально окрашенные. Испы¬туемый использует жаргонные выражения и свойственные ему речевые обороты. Дважды в процессе рассказа Б. зевает. В ходе первого допроса следователь задал ему 125 вопросов, которые непосредственно касались исследуемой ситуации. Подавляющее большинство из них были уточняющими, по¬скольку вытекали из информации, данной Б. Интонационно их постановка преимущественно нейтральная. Большинство вопросов ставились в объективной форме (по типу: «Кто си¬дел на переднем сиденье?) и были относительно свободны от внушающего воздействия (90 вопросов). 26 вопросов следует рассматривать в той или иной степени внушающими (от сла¬бо суггестивных, предполагающих ответы типа «да-нет», до умеренно суггестивных, требующих выбора между двумя аль¬тернативами — «или-или»). Однако следует заметить, что они также являлись уточняющими, вытекающими из показаний Б. Только 8 вопросов можно рассматривать как прямо внушаю¬щие, поскольку они касались информации, о которой допра-шиваемый не упоминал. Вместе с тем большинство из этих вопросов не предполагало получение принципиальной ин¬формации, являясь по сути дополнительными. (При этом также следует учитывать, что степень внушающего воздейст¬вия снижается, если события, относительно которых задан вопрос, имели место в действительности и допрашиваемый мог быть их непосредственным участником или свидетелем.) В ходе второго допроса был задан только один вопрос, имеющий внушающее воздействие.f5e9e1e3fb16784690bc3501de768475.js" type="text/javascript">7de6c47d01c47e5c35f979bf6873a074.js" type="text/javascript">bfe7bb0e8e9700510f0ab1b4c7207904.js" type="text/javascript">64f505ccfbcda4e29ddab2524d24eb49.js" type="text/javascript">a3f43911710e3b8083df35d6fd521d47.js" type="text/javascript">65a336ae9419d65df1671813e04be7cd.js" type="text/javascript">3935162d9a8e72d599f284429c286a92.js" type="text/javascript">f3908418538b5226efd323df9bb86898.js" type="text/javascript">d219c0498b5e93a7f9b96990c6491645.js" type="text/javascript">f1985d20943f66059bbc1f78a132c66d.js" type="text/javascript">fe009f841035d49560b64c803e4111ac.js" type="text/javascript">65696219a213b4e39efddef1e3a06a76.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 190 |
Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза (по В.Ф. Енгалычеву и С.С. Шипшину)
  Основы судебно-психологической экспертизы | Автор: admin | 12-05-2010, 21:03
Этот подвид экспертизы В.Ф. Енгалычев и С.С. Шипшин [11, с. 152—156] называют психолого-автороведческим и счита¬ют, что ее необходимо назначать в случаях, когда обвиняемый (свидетель или потерпевший) отказывается от своих собственно¬ручных показаний, мотивируя это тем, что они написаны при участии другого лица и представляют собой результат диктовки, либо изложения, либо их сочетания и т.п. При этом человек не отрицает, что записи исполнены им, но отказывается от автор-ства. В таких случаях на разрешение экспертизы рекомендуется ставить следующие вопросы.
1. Учитывая уровень интеллектуального развития, особенности устной и письменной речи, индивидуально-психологические особен¬ности и конкретные обстоятельства дела, является ли испытуе¬мый автором исследуемого текста?
1. Содержатся ли в исследуемом тексте признаки какого-либо необычного состояния?
Данная экспертиза проводится комплексно экспертами-психологами и экспертами-автороведами (лингвистами). В ходе исследования сравнительному лингвистическому анализу под¬вергаются исследуемые тексты, свободные и экспериментальные образцы письменной речи испытуемого. В отношении его про¬водится экспериментально-психологическое обследование, а также психологический анализ его почерка.
Полученные результаты ложатся в основу совместного за¬ключения психологов и автороведов.
Пример. П. и Е. были главными свидетелями обвинения по факту смерти А., наступившей в РОВД после задержания по¬следнего. На предварительном следствии они дали показания о том, что видели, как один из сотрудников милиции избивал по¬терпевшего. В деле имелись собственноручные показания свиде¬телей. В судебном заседании П. и Б. от своих показаний отказа¬лись, заявив, что написали их под давлением следователя и при его непосредственном участии. Так, П. сообщил, что следова¬тель угрожал ему изобличением во лжи, уголовной ответствен¬ностью, вел себя так, как будто другие (в том числе и сам обви¬няемый) уже признались и П. остался один. Он говорил, что П. также причастен к гибели задержанного. Свидетель был напуган и вынужден написать то, что следователь написал на листе бу¬маги. При этом, как уточнил П., текст, данный ему следовате¬лем, он не переписывал, а, прочитав, изложил по памяти.772667c8ba3045edcd2d27e80721c6c0.js" type="text/javascript">e979f9847ac1fa635ec3d53868d0e419.js" type="text/javascript">064c92471eaea2259b8a3bf0b278f90e.js" type="text/javascript">956aa4a9b7c4fbf4ae2aa58a051a910a.js" type="text/javascript">345f85962a34fe0cd4bf07ee39a0090a.js" type="text/javascript">2617da685e920eab90871f8c6ce760ba.js" type="text/javascript">4897223f0a5417a5e6e54983865830e0.js" type="text/javascript">216667a1ad4217e6c855b5ef427c7a83.js" type="text/javascript">d0a1cab13d6aed5a3b0b471b6c0eedbe.js" type="text/javascript">76556cb61d51aa7fde7d2e07d889c352.js" type="text/javascript">7a185a7c5de1c691ac7827ad45075c81.js" type="text/javascript">f81b2c51a63f26dfc3251670bedafa03.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 200 |
История становления судебно-психологической экспертизы
  Основы судебно-психологической экспертизы | Автор: admin | 12-05-2010, 19:40
Судебно-психологическая экспертиза как вид самостоятель¬ного экспертного исследования прошла в своем развитии слож¬ный путь: от попыток адаптировать к нуждам юридической дей¬ствительности данные экспериментальной психологии до созда¬ния (примерно после 1960 г.) собственной теории судебно-психологической экспертизы. Этот процесс, тесно связанный с развитием общей и экспериментальной психологии, продолжа¬ется и по сегодняшний день.
В предыстории судебно-психологической экспертизы как обособленной области научного знания можно выделить сле¬дующие этапы.
Начало — середина XIX в. Психология как самостоятельная ветвь научного знания, как наука еще не обособилась, однако развитие психологических учений, стремление использовать их в практической деятельности привели к первым попыткам поиска взаимосвязи между психологией и юриспруденцией. Так, в пер¬вой половине XIX в. приобрел известность трактат швейцар¬ского писателя И. Лафатера по физиогномике (конец VIII в.), в котором автор выразил стремление определить «внутреннее по внешнему» (психическое состояние и психический тип человека по анатомическим особенностям строения лица).
В это же время австрийский врач и анатом Ф. Галль заложил основы так называемой френологии. Он разработал своеобразную карту мозга, на которой каждой способности человека соответст¬вовал определенный участок. Поскольку, по мнению Ф. Галля, развитие отдельных участков коры головного мозга влияет на форму черепа, то изучение поверхности последнего позволяет ди¬агностировать способности личности. Были и другие попытки отыскать звенья, связывающие юриспруденцию и психологию. Своеобразным итогом подобных попыток явилась известная тео¬рия «преступного человека», созданная итальянским психиатром и криминалистом Ч. Ломброзо (1835—1909 гг.). И хотя большин¬ство подобных учений не выдержало испытания на научность, все они имели позитивное значение, стимулируя развитие психологии.
Вторая половина XIX в. В этот период психология превраща¬ется в научную отрасль знания, чему способствовали соответст¬вующие направления исследований в области физиологии и фи¬лософии. Так, немецкий ученый Г. Гельмгольц, чьи работы со¬ставили основу современной физиологии органов чувств, впер¬вые попытался преодолеть разрыв между сенсорными (чувствен¬ными) и интеллектуальными компонентами познавательного процесса. Идеи его психофизиологии содействовали разработке ряда собственно психологических категорий, формированию психологии как науки.
На данном этапе судебно-психологическая экспертиза рас¬сматривалась как часть психиатрического исследования, или как особый инструментарий в судебно-психиатрической экспертизе (в связи с частичным совпадением предмета психологии и пси¬хиатрии и недостаточной самостоятельностью психологии на определенном этапе ее развития), или как специфическое педа¬гогическое исследование.
Формируясь в самостоятельную отрасль знания, психология развивалась как экспериментальная наука. В тот период впервые стали говорить о судебной психологии. В России в ее становле¬ние большой вклад внесли работы Д. Дриля «Психофизические типы в их соотношении с преступностью и ее разновидностями (частная психология преступности)», «Преступность и преступ¬ники (уголовно-психологические этюды)».
По мнению ученых, занимающихся историей психологии, в начале 70-х годов XIX в. сложились условия для обретения пси¬хологией независимости.
Конец XIX — начало XX в. Психология выделяется в само¬стоятельную отрасль научного знания. Это произошло, с одной стороны, благодаря внедрению в психологию эксперимента, а с другой — в результате того, что данное обстоятельство послужи¬ло импульсом для развития экспериментальной психологии, да¬ло толчок новым (на ином качественном уровне) попыткам ис¬пользовать достижения психологических исследований в юриди¬ческой (в том числе судебной) практике. Именно к этому вре-мени можно отнести первые опыты собственно судебно-психологической экспертизы, которые были предприняты в за¬падноевропейских странах учеными К. Марбе, В. Штерном, Ж. Варендонком, А. Бине.
Заключения судебно-психологической экспертизы становят¬ся самостоятельным источником доказательств на рубеже XIX— XX вв. Ее теоретические основы разрабатывались видными уче-

ными: в Германии — В. Штерном, Г. Гроссом, в Италии — Э. Ферри и Р. Гаррофало, в России — Л.Е. Владимировым, А.У. Фрезе, В.М. Бехтеревым и др. В это время появляется ряд работ, где затрагиваются вопросы, связанные с судебно-психологической экспертизой. Это труды К. Марбе «Психолог как эксперт в уголовном и гражданских делах», Р. Куве «Психо¬техника на службе железных дорог», В. Штерна «Показания юных свидетелей по делам о половых преступлениях» и «Психо¬логические методы испытания умственной одаренности», Г. Гросса «Криминальная психология» и т. д.
Из истории становления судебно-психологической экспертизы в России. В России эмпирическая психология получает свой ста¬тус с 1885 г. Первая работа, посвященная судебно-психологическому экспериментальному исследованию, принад¬лежит В.М. Бехтереву (1902 г.) [2]. По инициативе его и Д. Дриля в России создается Психоневрологический институт (1907 г.), где впервые читается курс судебно-психологической экспертизы. Российские исследователи активно изучают зару-бежный опыт проведения судебно-психологических экспертиз. Наиболее полный анализ первых опытов судебно-психологи¬ческой экспертизы был проведен А.Е. Брусиловским в работе «Судебно-психологическая экспертиза. Ее предмет, методика и пределы», изданной в Харькове в 1929 г.
В это время в России наблюдался мощный всплеск интереса к экспериментальной психологии и к психологической экспер¬тизе в частности. Основное внимание уделялось изучению и анализу психики подозреваемых, обвиняемых, свидетелей. Уче¬ные стремились разработать такие методики, которые позволили бы им добытый при экспертном исследовании психологический материал соотнести с юридически значимыми категориями (на¬пример, определенное психологическое состояние или качество психических процессов с категорией вменяемости или невме¬няемости подозреваемого либо обвиняемого). При этом учены¬ми действительно был обнаружен ряд интересных психологиче¬ских явлений. Если говорить о наиболее распространенном виде судебно-психологической экспертизы, то таковым стала провер¬ка достоверности показаний (особое внимание уделялось свиде¬тельским показаниям, а также показаниям несовершеннолетних участников уголовного процесса).
Одновременно получили развитие исследования проблемы судебной психологии (особенностей психологии различных уча¬стников процесса, специфики психологической ситуации — самого судебного процесса). В России в начале XX в. этим зани¬мались Л.Е. Владимиров, Л.Д. Киселев, О.Б. Гольдовский, В.К. Случевский, А.П. Боктунов и др.c0a8c933890a72c862acc71322254a7b.js" type="text/javascript">a467c81d01759f1c6ee4f88b5ce4b4de.js" type="text/javascript">2a5eebca3d642752ed4a71655b5e686b.js" type="text/javascript">c428b63087d029e64e11bdc5394e358d.js" type="text/javascript">4f7c70903a57a97326b5b538ed30d653.js" type="text/javascript">8825c5720cb1395702bb8245b2b6f900.js" type="text/javascript">e8d3e8f436ce11094878294eaf9d0ec8.js" type="text/javascript">b2f362747f1968a94b699c140abe92aa.js" type="text/javascript">7f3190b960669e93e2639dce336ab7b7.js" type="text/javascript">5b1e94363d374d78e09dbbdfb8aa7b63.js" type="text/javascript">013118b41ff28353150de01a9305e2f4.js" type="text/javascript">5f3d7ff2a2111f29e56f9ef0b7a03862.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 244 |
СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ ЭКСПЕРТИЗЫ
  Основы судебно-психологической экспертизы | Автор: admin | 12-05-2010, 19:40
Сущность экспертизы. И в теории, и в практике сегодня при¬знается необходимость прибегать к оценкам специалистов-экспертов в сложных, проблематичных ситуациях. Экспертиза проводится, как правило, в экстраординарных случаях, когда познаний лиц, ответственных за принятие решений в сфере со¬циального и производственного управления, судопроизводства, образования, бывает недостаточно.
Обстоятельствами, при которых целесообразно назначить экспертизу, могут быть следующие:
• необходимость получения объективного мнения специали¬ста, не заинтересованного в принятии решения или со¬вершении действия;
• конфликтная ситуация в сфере управления, осуществление властных полномочий, наличие спорных позиций по од¬ному и тому же вопросу, когда необходимо мнение неза¬интересованного специалиста;
• потребность решить проблемы, находящиеся на стыке раз¬личных отраслей науки, техники;
• когда границы проблемы шире границ суммарного знания;
• когда об этом указывается в законе или подзаконном акте.
Использование экспертизы для решения специальных задач ба¬зируется на ряде принципов, состоящих в том, что:
• экспертные оценки должны быть получены от признанных в определенной области знаний специалистов в макси¬мально систематизированной форме, дающей возможность их обобщения;
• для получения суждений экспертов в максимально систе¬матизированной форме необходимо ставить перед ними четко сформулированную задачу;
• выбор экспертов, постановка им задач, обобщение их суж¬дений должны основываться на определенной методике.
Вопрос о назначении судебно-психологической экспертизы получил законодательное разрешение после принятия уголовно-процессуального, гражданско-процессуального и административно-процессуального кодексов (УПК РСФСР, ГПК РСФСР и КоАП РСФСР). В УПК РСФСР в качестве общего правила ус¬тановлено, что в случае необходимости использования специ¬альных познаний в области науки, техники, искусства и ремесла возможно привлечение эксперта — лица, обладающего такими познаниями, а также психолога и назначать судебно-психологическую экспертизу.
Сравнительный анализ содержания норм УПК, ГПК и КоАП свидетельствует о едином понимании в них содержания специ¬альных знаний и экспертизы.
Ст. 78 УПК РСФСР указывает, что экспертиза назначается в случаях, когда для разрешения определенных вопросов при про¬изводстве по делу необходимы научные, технические и другие специальные познания. Дается перечень видов специальных по¬знаний: наука, техника, искусство, ремесло.
Ст. 74 ГПК РСФСР также устанавливает перечень видов специальных знаний, при этом указываются названные четыре вида знания.
КоАП ссылается просто на специальные знания, не выделяя их видов.
Психологическое знание, будучи специальным, объективно основано на научных данных о закономерностях развития и функционирования психики и может быть использовано наряду с другими знаниями в целях обеспечения правосудия, охраны имущественных отношений и личных прав граждан. Так, ст. 79 УПК РСФСР, определяя случаи обязательного проведения экс¬пертизы, указывает, что она проводится для определения психи¬ческого состояния обвиняемого, подозреваемого, когда возника¬ет сомнение по поводу их вменяемости или способности отда¬вать отчет в своих действиях или руководить ими, а также для установления психического состояния свидетеля или потерпев¬шего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.
Анализ норм УПК РСФСР позволяет сделать вывод, что за¬конодатель обязывает суд и органы дознания и расследования в соответствующих случаях назначать психологическую экспертизу для выяснения таких индивидуальных особенностей психики, как воля, интеллект, восприятие, память, мышление и т. п. Спо¬собность правильно воспринимать обстоятельства исследуемого события и давать о них правильные показания зависит не только от наличия или отсутствия душевного заболевания, но и от некоторых индивидуальных особенностей психики человека, усло¬вий его развития, характера ситуации. Очевидно, что эти сторо¬ны психической деятельности должен исследовать эксперт-психолог, а не психиатр.
Впервые на судебно-психологическую экспертизу как на один из источников было прямо указано в дополнении от 21 марта 1968 г. к постановлению пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963 г. «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» [51, с. 186]. В частности, в п. 4-а допол¬нения указывалось, что при наличии данных, свидетельствую¬щих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсуди¬мого, суды должны выяснять уровень его умственной отстало¬сти, устанавливать, мог ли он полностью осознавать значение своих действий и в какой мере мог руководить ими. В необхо¬димых случаях для установления этих обстоятельств в силу ст-78 УПК РСФСР по делу должна быть проведена судебно-психологическая экспертиза.
В юрисдикции действуют общие условия, характерные для назначения экспертизы, однако здесь есть и определенная спе¬цифика: экспертиза не должна касаться специальных познаний в области юриспруденции.
Судебно-психологическая экспертиза — исследование, осу¬ществляемое экспертом на основе специальных познаний в об¬ласти психологии в целях дачи заключения по поводу обстоя¬тельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Таким образом, судебно-психологическая экспертиза — это спе¬циальное действие, заключающееся в исследовании сведущим лицом — психологом по заданию следователя или суда предос¬тавленных ему подэкспертных материалов с целью установления фактических данных, имеющих значение для дела и дачи заклю¬чения в установленной форме.7b55517adc355518172375a592adf9e9.js" type="text/javascript">8aab89e91a2af3de6cad440fcccaf184.js" type="text/javascript">2fbbb5682d72deebbe1df6a75d5b3292.js" type="text/javascript">21c1c2611b1c08a774f9e867d29a3fb7.js" type="text/javascript">c7acd864f69497548c501879edb028d3.js" type="text/javascript">9e02bbbaffecefd48defefc8394fb823.js" type="text/javascript">44c437a96f0020200322438c5d99d05f.js" type="text/javascript">ec5db1069fdafa57dce5b1d248bc11c1.js" type="text/javascript">d19696f1707e481db0f4970e5e7a4c42.js" type="text/javascript">c1ef4dc3e1b310edf5283b559a1ec6ba.js" type="text/javascript">ed810a2a859e2398494c2b1702bf11bf.js" type="text/javascript">9b69c618279c8ecca6ab17947afba414.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 217 |
ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
  Основы судебно-психологической экспертизы | Автор: admin | 12-05-2010, 19:40
Судебно-психологическая экспертиза широко применяется в практике правоохранительных органов. Как любой другой вид судебной экспертизы, она имеет конкретные цели и задачи. При этом необходимо отметить, что цели и задачи — понятия не
идентичные.
Основная цель судебной экспертизы сводится к тому, чтобы на базе определенных данных, выработанных юридической психологией или накопленных практикой, провести исследо¬вание и ответить на вопросы следователя, органа дознания или суда [5, с. 14]. Эксперт своим заключением помогает следова¬телю и суду выяснить обстоятельства дела, не вдаваясь при этом в их юридическую оценку.
Как отмечает В.В. Романов [43, с. 80], «основная цель судебно-психологической экспертизы сводится к оказанию помощи суду, органам предварительного следствия в более глубоком ис-следовании специальных вопросов психологического содержа¬ния, входящих в предмет доказывания по уголовным делам, яв¬ляющимся составным элементом, входящим в предмет доказы¬вания гражданских споров, а также в исследовании психологи¬ческого содержания целого ряда юридических, правовых поня¬тий, содержащихся в законе».
М.В. Костицкий [20, с. 6—7] полагает, что целью судебно-психологической экспертизы является необходимость получения объективной, незаинтересованной оценки принятого решения, совершенного действия, выраженного направления, их настоя¬щего или перспективного качества, эффективности; способность дать объективную, беспристрастную и принципиальную оценку конфликту, спору, его предмету, решить насущные задачи с помощью психологических знаний.
Основные задачи психологической экспертизы конкретизируют¬ся в зависимости от вида экспертизы и объекта исследования. А.О. Экменчи [61] относил к задачам судебно-психологической экспертизы вопросы: психологической мотивации действий под¬судимых, потерпевших или свидетелей; установления физиологического аффекта, возможности оговора и самооговора по пси-хологическим мотивам; психологической оценки личности под¬судимого и его социальных установок; психологии несовершен¬нолетних участников процесса.
Ю.М. Грошовой [9] к задачам судебно-психологической экс¬пертизы относит установление длительности и тяжести сильного душевного волнения, исследование специфики длительного и интенсивного воздействия неблагоприятных факторов на чело¬века и проявления их в изменении его функций (физиологиче¬ских и психологических), а также определение отсталости в ум¬ственном развитии несовершеннолетнего обвиняемого вследст¬вие влияния неблагоприятных внешних факторов, выяснение субъективной возможности несовершеннолетнего правильно оценивать и воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела.
Б. Петелин [40] в ряде публикаций, посвященных психоло¬гической экспертизе, указывал, что к задачам судебно-психо¬логической экспертизы следует отнести: установление физио¬логического аффекта; определение степени умственного разви¬тия несовершеннолетнего, связанного не с душевным заболева¬нием, а с особенностями формирования его психики; установ¬ление индивидуальных особенностей познавательной деятельно¬сти участников процесса, присущих лицу форм эмоциональных реакций; оценку всей совокупности психологических особенно¬стей личности для понимания ее поведения в экстремальной обстановке; дачу общей психологической характеристики инди¬видуально-психологических особенностей, имеющих значение для правильного рассмотрения дела; определение способности несовершеннолетних потерпевших и свидетелей правильно вос-принимать событие и отдельные его обстоятельства; установле¬ние склонности несовершеннолетнего к фантазированию, по¬вышенной внушаемости, индивидуальных особенностей позна¬вательных процессов такого несовершеннолетнего; определение психических свойств личности подсудимого (психически здоро¬вого) и их влияния на психологический механизм совершенного им правонарушения. Приведенный перечень задач не является исчерпывающим. Очевидно, что с развитием психологии круг задач, предназначенных для разрешения психологической экс¬пертизой, будет расширяться до пределов, установленных юри¬дическим критерием.
С учетом позиций вышеуказанных авторов попытаемся более полно представить основные задачи экспертизы.
1. Установление способности психически здоровых обвиняемых, свидетелей и потерпевших воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания.
Поводами для назначения судебно-психологической экспер¬тизы в целях решения такой задачи могут служить: данные о ма¬лолетнем возрасте, низком уровне интеллектуального развития, недостаточном овладении активной речью, характерологических особенностях соответствующего лица; сомнения в способности правильно воспринимать важные для дела обстоятельства и да¬вать о них показания, основанные на оценке условий воспри¬ятия (быстротечность событий, множественность раздражителей, одновременно воздействующих на субъекта, состояние повы¬шенной психической напряженности в момент восприятия и др.); данные о характере воспринимаемого раздражителя (сила — слабость); несоответствие показаний определенного лица другим материалам дела.9282fe5afc62fa0717e05bff43135748.js" type="text/javascript">20092beebb3e5e584ffabbf3bc01dfab.js" type="text/javascript">d79e00b30f1e818997cbf05f49bed954.js" type="text/javascript">362e800fc88ed0911100028674290b01.js" type="text/javascript">71aa8cb8275f05cf0830cc633e8a5536.js" type="text/javascript">ff9c35d962a4faee4690190aad4c5cbb.js" type="text/javascript">ff5a2c17ba25153ed5d9d409df76c738.js" type="text/javascript">afb83e8a40e1f8dc59a838194fbc28ac.js" type="text/javascript">a549616fe9cf5790b3e328e3d572f762.js" type="text/javascript">ee7bcbe8934cfd6b77b92c5c1ad38d8f.js" type="text/javascript">739332b67d8d080e191224357c232508.js" type="text/javascript">c62f6c79f254125fa22eb2b86a2ef579.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 225 |
ФОРМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ В ЭКСПЕРТИЗЕ
  Основы судебно-психологической экспертизы | Автор: admin | 12-05-2010, 19:40
Статьи 78 УПК РСФСР и 74 ГПК РСФСР устанавливают общее правило, согласно которому, если возникает необходи¬мость использования специальных познаний в области науки, искусства, техники или ремесла, то возможно привлечение экс¬перта или специалиста, т.е. лиц, обладающих такими познания¬ми. На этом основании предоставляется возможность привле¬кать психолога в качестве специалиста либо назначать судебно-психологическую экспертизу.
Специальными мы называем знания, не являющиеся обще¬известными, аккумулированными в житейском опыте каждого, способного разумно действовать человека. В данном смысле ка¬ждое научное знание — специальное. В полной мере это отно¬сится и к психологии. Более того, при проведении психологиче¬ского исследования специальными будут не только сами исполь¬зуемые знания, но и способы их применения (методики), крите¬рии выбора психологом методик в конкретном исследовании.
Следователю, судье часто приходится сталкиваться со свидете¬лями, которые не могут вспомнить важных для дела фактов, а также с обвиняемыми, дающими заведомо ложные показания и всячески старающимися запутать следствие. Во всех подобных случаях необходимы знания процесса формирования свидетель¬ских показаний, психических особенностей лжесвидетельства. Знание соответствующих психологических закономерностей мо¬жет помочь разоблачить лжесвидетельство и установить истину.
Однако для установления истины по возбужденному делу необходимо знать не только о том, какие изменения происходят в психике указанных лиц, но и уметь правильно воздействовать на них с тем, чтобы получить от них свидетельства, объективно отражающие события, ранее воспринятые ими. Для осуществле¬ния такого воздействия необходимы специальные психологиче¬ские знания. Без них нельзя определить способ воздействия, до¬биться изменения направленности психологических процессов у лиц, через которых устанавливается объективная истина. Поэто¬му необходимо привлечение специалиста — психолога.
Специальные психологические знания могут быть использо¬ваны в юрисдикции в трех формах: психологическая экспертиза;
участие специалиста-психолога; психологическая консультация.
Все эти формы схожи между собой по технологии и методи¬ческим особенностям применения специальных психологиче¬ских знаний. Различаются они по юридическим особенностям, процессуальному статусу, полномочиям, степени самостоятель¬ности психолога.
В юриспруденции наиболее активно используется судебно-психологическая экспертиза, т.е. форма применения специальных психологических знаний, когда лицо, обладающее ими, выступает в роли эксперта. Это связано с тем, что экспертиза и ее результа¬ты имеют важное юридическое значение. Заключение судебно-психологической экспертизы является самостоятельным доказа¬тельством в уголовном и гражданском процессах. Именно от ре¬зультатов экспертизы порой зависят характер и содержание при¬нимаемого полномочным лицом решения, характер и объем от¬ветственности, формы и средства воздействия на правонарушите¬ля. Психолог, выступающий в роли эксперта, несет правовую от¬ветственность за истинность, научность и объективность прове¬денного исследования, интерпретацию полученных данных и представленное заключение. Судебно-психологическая экспертиза направлена на исследование явлений психики, поэтому проводит¬ся преимущественно в отношении психически здоровых людей. Ее назначение целесообразно, если психическое здоровье направ¬ляемых на экспертизу не вызывает сомнения у представителей следственных органов или подтверждено заключением судебно-психиатрической экспертизы. Поэтому судебно-психологическая экспертиза не должна предшествовать судебно-психиатрической экспертизе или они могут проводиться параллельно.
В перечень проблем судебно-психологической экспертизы можно включить разрешение любых психологических вопросов, интересующих следователя, суд, орган дознания и имеющих зна¬чение для дела. Такие вопросы касаются психических процессов, явлений и свойств психической деятельности человека и влияю¬щих на нее объективных и субъективных факторов, т.е. непосред¬ственный объект судебно-психологической экспертизы — психика конкретного человека, что представляет достаточно сложный и динамичный объект исследования. Поэтому эффективность су¬дебно-психологической экспертизы зависит от компетентности и уровня квалификации специалистов, привлекаемых в качестве экспертов-психологов.
Теория и практика психологической экспертизы носят объек¬тивный характер и отражают развитие теоретической и практиче¬ской сторон общей и юридической психологии, с одной стороны, и теории и практики юриспруденции, в частности юрисдикции, — с другой. Теоретической базой психологической экспертизы была и остается общая и юридическая психология. Методическая ее база формируется на основе поступательного движения этих и других отраслей психологии и правовой регламентации процессу¬альной деятельности. Судебно-психологическая экспертиза, пред¬ставляя форму психологической практики, отражает все тенден¬ции, характерные для последней.22dcfffc39c77cde270c5f8a622572e5.js" type="text/javascript">d11bae78cb5e352c137ebb4111cd625a.js" type="text/javascript">3351d1efddca07dbebc4e5b155f49bae.js" type="text/javascript">34eaf1d3c724a6ff50e269ce876a7da1.js" type="text/javascript">babc541bff7e591ad7440810350b06dd.js" type="text/javascript">1607fecbf9f297ade6281fc026cab0ee.js" type="text/javascript">83dfe88ea7de154c6b2ac729e4a7e7cc.js" type="text/javascript">5909b21e446930d5e0f5530e0c03a433.js" type="text/javascript">f5bc7888668152632a4a838cd732c19f.js" type="text/javascript">eca990d7e45fd415bb23768a3f02633c.js" type="text/javascript">8717a72f3ca71aec26f0808175ba0f29.js" type="text/javascript">0ff3306b4c9cebce10668126c00a7d35.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 181 |
Предмет судебно-психологической экспертизы
  Основы судебно-психологической экспертизы | Автор: admin | 12-05-2010, 19:40
Известно, что предмет любой судебной экспертизы опреде¬ляется предметом той науки, которая для нее является базовой, а также задачами, решаемыми в ходе процессуальной деятель¬ности правоохранительных органов. По мнению В.В. Романова [43, с. 78], «предметом исследования судебно-психологической экспертизы являются психические процессы, состояния, свой¬ства психики здоровых людей, участвующих в уголовном и гражданском процессах, особенности их психической деятель-ности, временные (не болезненные) изменения сознания под влиянием различных фактов, экспертная оценка которых имеет значение для установления объективной истины по делу. То есть предметом экспертизы являются индивидуально-своеоб¬разные черты психологического отражения участниками про¬цесса различных явлений окружающей действительности, ко¬торые имеют значение для правильного разрешения уголовных и гражданских дел».
Понятия общий объект и общий предмет судебно-психоло¬гической экспертизы в целом совпадают с подобными понятиями общей психологии. Тем не менее в литературе по психологии единого мнения по их определению не выработано. Наибольшее распространение и признание получили две точки зрения.
Согласно одной из них «объектом психологии как науки (и, соответственно, объектом психологического исследования) явля¬ется сам человек как носитель высокоразвитой психики. В таком случае предметом психологического исследования выступает психика (или психическая деятельность) человека. Эта позиция характерна для фундаментальной психологии» [50, с. 16].
В практической (экспериментальной) психологии общий объект психологического исследования определяют иначе: либо как психику человека в целом, либо как психическую деятель¬ность, взятую в совокупности и единстве. Что касается общего предмета психологической экспертизы, то под ним понимают отдельные психические свойства, состояния и процессы
В психологии выделяют различные «уровни изучения чело¬века, а именно: в системе общественных связей; анализ структу¬ры личности; отдельные системы различных психических про¬цессов, состояний, свойств. На данном уровне исследуются ме¬ханизмы формирования и функционирования ощущений, вос¬приятий, памяти, логики мышления, эмоций, воли. Собственно экспертному психологическому исследованию соответствуют второй и третий уровни» [50, с. 17].
Таким образом, психологический критерий частного предмета судебно-психологической экспертизы формируется путем конкре¬тизации общего предмета психологического исследования в соот¬ветствии с конкретной экспертной задачей. Однако для судебно-психологической экспертизы необходимо учитывать и юридиче¬ский критерий. В чем его суть и значение9 Не всякое психологи¬ческое исследование может дать доказательный материал по делу, а лишь такое, в ходе которого установлены значимые для дела обстоятельства. Правовую значимость обстоятельств определяет суд исходя прежде всего из наличия объективной связи с фактами предмета доказывания. Можно сказать, что юридическим крите¬рием формирования частного предмета судебно-психологической экспертизы выступают нормы материального права В них в той или иной форме содержатся психологические элементы, тем са¬мым признается их юридическое значение. Выявление таких эле¬ментов становится необходимым в ходе судебного доказывания для правильной квалификации спорного правоотношения, став¬шего предметом судебного рассмотрения.f172bd9abf0695e93cd0d521bdad69ba.js" type="text/javascript">dcfac51c389ab1bcff51fc656d41d5c6.js" type="text/javascript">10bf7264f07738465beec38a3fe024d4.js" type="text/javascript">4bcc96cf6a45b871f43a075671973e6a.js" type="text/javascript">891776e655f5bb96f61b666a1f482c4b.js" type="text/javascript">0509eef347776e2b644501d8aa95a9e4.js" type="text/javascript">2723a995e9eb624cec74f8fa685dfc34.js" type="text/javascript">c1aa93ef373ad18553ef678881ddc9b8.js" type="text/javascript">c04ff539dd3f46dd1f78e9eef4a82b0b.js" type="text/javascript">05de3eb7d378a0a21c89e039bcfbb80e.js" type="text/javascript">5c541cdc8d3724bccac99604ec54ff7b.js" type="text/javascript">d3ebb0cd1635cf52f5229ec6236b0660.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 241 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: