Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:09
1. Лицо, частное право которого нарушено, имеет в своем распоряжении исковую защиту. Воспользоваться ею или нет, т.е. предъявить иск или не предъявлять, все¬цело зависит от управомоченного лица. Однако государ¬ство не может предоставить управомоченному на предъ¬явление иска решать вопрос, предъявлять иск или нет, без всякого ограничения во времени. Состояние неопре¬деленности, которое создается ввиду непредъявления ис¬ка в течение продолжительного времени после того, как возник повод для его предъявления, создает вредную с хозяйственной точки зрения неуверенность, неустойчи¬вость отношений. Для предупреждения таких неблаго-приятных последствий устанавливается известный мак¬симальный срок (давностный срок), в течение которого управомоченное лицо может требовать рассмотрения его иска. Такой срок называется теперь исковой давностью.
2. Классическое римское право знало только нечто подобное тому, что теперь называют исковой давностью. Ему были известны законные сроки предъявления исков. Отличие законного срока от исковой давности заключа¬ется в следующем. Законный срок сам по себе (незави¬симо от активности или бездействия управомоченного) прекращает право на иск; исковая давность оказывает действие ввиду бездеятельности истца. Поэтому, если отпадает повод для немедленного предъявления иска, например вследствие того, что ответчик подтвердил свой долг, течение давностного срока прерывается и начина¬ется течение исковой давности заново; течение же за¬конного срока не прерывается, хотя бы управомоченное лицо получило от должника подтверждение долга, и т.п.
3. Только в V в. н.э. в римском праве появилась и исковая давность (в указанном выше смысле). Срок ис¬ковой давности был установлен в 30 лет. Начало течения этого срока определяется моментом возникновения ис¬кового притязания. Например, по иску собственника те¬чение давностного срока начинается с того момента, ко¬гда вещь собственника неправомерно удерживается другим лицом или собственник вообще встретил препятст¬вия к осуществлению своего права; по обязательству из займа — с того дня, когда лицо, давшее взаймы, получает право требовать возврата данной взаймы суммы, и т.д. Течение давности может приостанавливаться на то вре¬мя, когда существуют препятствия для предъявления ис¬ка, признаваемые правом уважительными; например, от¬сутствие по государственному делу; после отпадения та¬кого препятствия течение давности продолжается.
Течение давности может быть (как указано выше) прервано (признанием требования со стороны обязанно¬го лица; предъявлением иска). В этом случае истекшее (до перерыва) время в расчет не принимается; может на-чаться только течение новой давности, например, если после признания долга платежа не последовало.

44eb59079abc10d4dc8be82b5566b94f.js" type="text/javascript">f955559d986a7b49753fb8099a36ea7a.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 109 |
ОСОБЫЕ СРЕДСТВА ПРЕТОРСКОЙ ЗАЩИТЫ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:08
1. Помимо предоставления исков, преторы, пользуясь принадлежащей им властью (так называемым im-perium), оказывали иногда защиту особыми средствами, своими безусловными (в противоположность формуле иска) непосредственными распоряжениями (хотя с тече¬нием времени и здесь преторы в некоторых случаях пе¬решли на путь условных распоряжений)"
2. Интердикты (запрещения). Так назывались распо¬ряжения претора о немедленном прекращении каких-то
действий, нарушающих общественный порядок и инте¬ресы граждан. Первоначально претор давал интердикты после расследования фактов, на которые ссылалось об¬ращающееся к нему лицо (например, приходил гражда-нин с жалобой на то, что другой гражданин самовольно прогнал его с земельного участка, находящегося во вла¬дении жалобщика; претор проверял, действительно ли первый владел участком земли, а второй насильно про¬гнал его с этого участка, и после этой проверки предос¬тавлял защиту). Поскольку в этом случае фактические обстоятельства дела проверялись до предоставления ин¬тердикта просителю, интердикт был категорическим и безусловным распоряжением. С течением времени, по ме¬ре увеличения числа дел, претор стал давать интердикты без проверки фактов, в виде условного распоряжения («если подтвердятся факты, на которые ссылается заяви¬тель»), и тогда интердикты с процессуальной стороны ста¬ли похожи на иски. Важнейшая категория интердиктов — владельческие интердикты (см. ниже, разд. V, гл. II, § 3).
3. Restitutio in integrum (восстановление в первона¬чальное положение). В особо уважительных случаях пре¬тор позволял уничтожить наступившие юридические по¬следствия (например, расторгнуть заключенный договор) ввиду того, что он признавал несправедливым примене¬ние в подобного рода случаях общих норм права. Поста-новление о таком восстановлении прежнего положения или о реституции претор выносил после предварительно¬го выяснения обстоятельств дела (causa cognita). Так, на¬пример, лицо в возрасте до 25 лет, заключившее невы¬годную для себя сделку (хотя формально законную), мог¬ло получить от претора разрешение не считаться с этой сделкой (такую льготу претор давал, принимая во внима¬ние неопытность лица). Равным образом лицо, которое терпит значительный ущерб от сделки, заключенной под влиянием угроз или обмана и пр., также могло получить от претора реституцию и т.д.
015360348763a2eef03c9002fcf80ce2.js" type="text/javascript">b717adbfe469ac8ec2bf0c4170331f33.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 89 |
ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ИСКОВ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:07
1. Судебные магистраты (главным образом преторы) имели в силу своего imperium право отказать в судебной защите отношения, хотя бы оно и подходило под нормы цивильного права, и наоборот, дать судебную защиту в случае, не предусмотренном нормами цивильного права.
Поэтому практически первостепенное значение имел вопрос, дает ли претор в данном случае иск (actio). Ответ на этот вопрос можно было найти в преторском эдикте. Смысл термина actio в эпоху легисакционного процесса сводился к определенной деятельности лица, выражав¬шейся в выполнении установленного ритуала. В класси-ческом римском праве actio есть предусмотренное эдик¬том судебного магистрата средство добиться путем су-дебного процесса решения, соответствующего интересам данного лица.
Постепенно формулы исков в практике претора ти¬пизируются, т.е. вырабатываются типические формулы
для отдельных категорий исков.
2. Среди многочисленных различных исков необхо¬димо выделить следующие важнейшие виды: actio in rem (вещный иск) и actio in personam (личный иск). Юрист Павел противопоставляет' право собственности на вещь, с одной стороны, и право требовать от другого лица что-либо сделать или чего-либо не делать (воздержаться от определенного действия), с другой стороны; право собст¬венности (как и некоторые другие права) может быть на¬рушено любым третьим лицом, причем заранее неиз¬вестно, кто именно является возможным нарушителем права. Поэтому принято говорить, что для защиты такого права иск дается против любого третьего лица, которое будет нарушать право данного лица; иск в этом случае называется actio in rem — вещный иск. Термин actio in rem показывает, что отвечает по иску тот, у кого нахо¬дится вещь, или вообще тот, кто посягает на данную вещь. По современной терминологии это называется аб¬солютной защитой.
В противоположность actio in rem иск, именуемый ac¬tio in personam, дается для защиты провоотношения лич-ного характера между двумя или несколькими определен¬ными лицами. Например, А. обязался что-то сделать для В.; В. имеет право требовать совершения этого действия именно от А. и ни от кого другого. Следовательно, нару¬шить право В. в данном случае может только А., ибо ни¬кто другой не принимал на себя обязательства совершить для В. данное действие. Таким образом, возможный на¬рушитель такого рода права известен заранее и иск воз¬можен только против этого лица. Поэтому иск в этом слу¬чае носит название actio in personam (личный иск). По современной терминологии это относительная защита.
3. Другое важное различие исков actio stricti iuris — иск строгого права и actio bonae fidei — иск, построен-
' Д. 44.7.3. 52
ный на принципе добросовестности. Основное значение этого различия заключается в том, что при рассмотрении исков строгого права судья связан буквой договора, из которого вытекает иск, при рассмотрении исков bonae fidei положение судьи свободнее, он имеет право прини¬мать во внимание возражения ответчика, основанные на требованиях справедливости, хотя бы в формулу иска и не было включено особой эксцепции (например, при ac¬tio bonae fidei судья учитывает ссылку ответчика на dolus со стороны истца, т.е. на то, что истец допустил обман, даже если в формулу иска не включено специальной эксцепции по этому поводу).c0b6cdd3f4b045af017ea69777f882cb.js" type="text/javascript">59c08a49483032311689862346e04ad3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 80 |
ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ О ЛЕГИСАКЦИОННОМ, ФОРМУЛЯРНОМ И ЭКСТРАОРДИНАРНОМ ПРОЦЕССАХ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:06
1. Гражданский процесс республиканского Рима но¬сил название легисакционного (per legis actiones).
В Институциях Гая выражение lege agere, legisactio объясняются двояко: или (по словам Гая) такие выраже¬ния происходят оттого, что эти формы процесса были созданы законами, или же оттого, что претензии сторон в легисакционном процессе должны быть выражены словами соответствующего закона (и следовательно, только при условии, если данная претензия подходит под текст какого-нибудь закона и можно было ее осуществить).
Однако приведенное объяснение вызвало справедли¬вое сомнение И.А. Покровского: в те отдаленные време¬на, когда появился легисакционный процесс, законов было еще очень немного. Может быть, lege agere означа¬ло: действовать законным образом, т.е. не прибегая к не¬дозволенному насилию.
2. Стороны являлись в первой стадии (in iure) к су¬дебному магистрату и здесь выполняли требуемые по ри¬туалу обряды и произносили установленные фразы, в которых истец выражал свою претензию, а ответчик — свои возражения. Магистрат активного участия в процес¬се не принимал, хотя также давал отдельные реплики по установленному ритуалу. Совокупность всех этих обрядов и фраз и носила название legis actio.
Для иллюстрации этой формы процесса можно из¬ложить legis actio sacramento in rem (спор относительно вещи посредством пари). Эта процедура описана в Ин¬ституциях Гая следующим образом. Стороны являлись к магистрату (in ius) и приносили с собой вещь, состав¬лявшую предмет спора (если спор шел о недвижимости, приносили кусок земли, черепицы и т.п.). Истец, держа в руке festuca или vindicta (палку), налагал ее на вещь и произносил слова: hanc ego rem ex iure Quiritium meam esse aio; sicut dixi, ecce tibi vindictam imposui, т.е. я утвер-ждаю, что этот раб по квиритскому праву принадлежит мне; как я сказал, так вот я наложил перед тобой Vin-dicta. Если ответчик молчал или положительно соглашал¬ся с этим заявлением, то иск считался признанным (соп-fessio in iure, судебное Признание); дело этим заканчива¬лось, и истец уносил или уводил с собой спорную вещь. Если же ответчик спорил, то он говорил и делал то же самое, что и истец, и, таким образом, на виндикацию истца отвечал контравиндикацией. Тогда магистрат, как бы разнимая спорящих, говорил: mittite ambo rem, т.е. оставьте оба вещь. После этого истец задает новый вопрос: «postulo anne dicas qua ex causa vindicaveris?», «тре¬бую от тебя ответа, на каком основании ты заявляешь притязание» (на данную вещь)? На это ответчик заявля¬ет: «ius feci sicut vindictam imposui», т.е., «наложив вин-дикту» (выразив притязание на вещь), я поступил по праву. На это истец отвечал: «quando tu iniuria vindicavisti, quinquaginta (или в зависимости от цены спорной вещи) quingenti aeris sacramento te provoco», поскольку ты пре-тендуешь на вещь вопреки праву, я вызываю тебя уста¬новить залог в сумме 50 (или 500). Ответчик делал вза-имный вызов: «et ego te» (и я тебя). Магистрат после это¬го определял, у кого из спорящих должна была оставать¬ся спорная вещь до окончания процесса; та сторона, у которой она оставалась до решения спора, должна была выставить поручителей в обеспечение того, что, если вещь будет присуждена другой стороне, она (со всеми плодами от нее) будет выдана этой второй стороне. На том производство in iure заканчивалось, и претор назна¬чал присяжного судью для решения спора.
Заключительный акт производства in iure назывался litis contestatio, засвидетельствование спора. Стороны об-ращались к заранее приглашенным свидетелям: «testes estote», «будьте свидетелями происшедшего». С этим мо-ментом связывалось погашение иска, т.е. после того как закончилось производство in iure, истец уже не мог зая-вить вторично то же самое притязание против того же ответчика, хотя бы дело и не было потом рассмотрено во второй стадии (in iudicio) и фактически удовлетворения
по иску не наступило.
3. Кроме описанного обряда legis actio sacramento,
были еще следующие основные виды legis actiones: по¬средством наложения руки, путем взятия залога, в форме истребования назначения судьи, путем приглашения от¬ветчика на суд.
Когда весь ритуал производства in iure был выпол¬нен, дело переходило во вторую стадию, indicium. В этой второй стадии назначенный магистратом по согласова¬нию со сторонами присяжный судья (а по некоторым
делам, например о наследстве, — судебная коллегия) Проверял доказательства и выносил решение по делу.
4. В последние годы республики происходят серьез¬ные изменения в хозяйственной жизни Рима. Вместо земледельческой общины с полунатуральным хозяйством вырастает огромное государство, ведущее широкую внут¬реннюю и внешнюю торговлю. Понятно, что легисакци-онный процесс, чрезвычайно сложный с обрядовой сто¬роны и не открывавший возможности дать судебное при¬знание вновь складывающимся отношениям (поскольку они не подходили под букву закона), оказался несоответ¬ствующим новым социально-экономическим условиям. Жизнь требовала, чтобы судопроизводству была придана иная, более гибкая форма. Такой упрощенный порядок гражданского процесса появился сначала в практике пере-гринского претора, так как к перегринам применять ци¬вильные leges actiones было нельзя.
С течением времени и городской претор стал прак¬тиковать этот упрощенный порядок, который состоял в следующем. Претензия истца и возражения ответчика заявлялись без каких-либо обрядностей, и все это не-формальное производство in iure заканчивалось вручени¬ем истцу записки, адресованной судье, в которой указы¬вались те предположения или условия, при наличии ко¬торых судье предписывалось удовлетворить иск, а при отсутствии этих условий — отказать в иске. Эта записка, содержащая условный приказ судье, называлась форму¬лой. Отсюда новый процесс, сложившийся в последние годы республики и допущенный (законом Эбуция) к применению по желанию тяжущихся наряду с легисак-ционным, а затем двумя законами Августа (duae leges Juliae), окончательно установленный вместо легисакци-онного, получил название формулярного (производство per leges заменено производством per formulas).
5. Отличие формулярного процесса от легисак-ционного не исчерпывается упрощением судебной про¬цедуры. Самое основное заключалось в том, что теперь претор, давая исковую защиту, не был связан старым
правилом об изложении иска в точных словах закона. Пользуясь своим imperium, претор получил возможность признавать новые отношения развивавшейся жизни или, наоборот, оставлять порой без защиты отношения, фор¬мально отвечающие закону, но по существу отмирающие вместе с этим законом, отказывая в подобного рода слу¬чаях в выдаче истцу формулы иска (см. выше, разд.1, § 3). В своем эдикте претор заранее объявлял, в каких случаях он будет давать исковую защиту, в каких нет;
при этом он объявлял и формулы исков. Таким образом, получалось, что судебная исковая защита стала не просто средством признания и охраны материальных граждан¬ских прав, а основным моментом, по которому только и можно было судить о наличии материального граждан¬ского права. Поэтому принято характеризовать римское
частное право как систему исков.ec627ee25ce69892221a746c792b4655.js" type="text/javascript">7b1414dd8e3e09f4acbe4c1fb857b5b0.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 277 |
ДЕЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССА НА IUS И IUDICIUM
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:05
1. Характерной особенностью римского гражданско¬го процесса в течение республиканского периода и перио¬да принципата было деление процесса на две стадии производства, из которых первая называлась ius, вторая — iudicium. Производство в этих двух стадиях не имеет ни¬чего общего с современным различием судебных инстан¬ций. Дело в том, что современный суд первой инстанции
рассматривает дело от начала до конца и выносит реше¬ние по делу. Если это решение не обжаловано в течение установленного срока, оно вступает в законную силу и приводится в исполнение. В случае обжалования суд вто¬рой инстанции пересматривает состоявшееся решение. Римская же первая стадия процесса приводила к оконча¬нию дела только в случае признания иска ответчиком (а такой вопрос, как видно из открытых в 1933 году новых фрагментов Институций Гая, прямо ставился истцом:
требую, чтобы ты сказал «да» или «нет»). По общему же правилу in hire спорное дело только подготовлялось к решению, а проверка обстоятельств дела и вынесение решения происходили во второй стадии (in iudicio). Та¬ким образом, ius и iudicium не две инстанции, а два эта¬па одного и того же производства; только прохождение дела через оба эти этапа, по общему правилу, приводило к его решению. Какими потребностями было вызвано деление римского процесса на две стадии и какие цели оно преследовало, наукою истории римского права не
установлено.
2. Такая организация процесса существовала в тече¬ние ряда веков, была нормальным порядком (ordo iudi-
ciorum privatorum).
Поэтому, когда в период абсолютной монархии де¬ление процесса на ius и iudicium отпало, процесс получил название чрезвычайного, экстраординарного (extra, ordi-
nem).
b0cc1ff24b1cf3559e8f07dfe3a5e773.js" type="text/javascript">e0ce080743a103c64bd29185072e4721.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 90 |
ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СУДА
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:04
1. Римский народ подобно многим другим народам до образования государственного суда пережил эпоху ча-стной расправы с нарушителями права. Каждый, счи¬тавший неправомерно нарушенным свое право, расправ-лялся с обидчиком собственными силами и силами своей семьи (саморасправа). По мере развития общества такая форма борьбы с нарушением прав стала нетерпимой.
Переход от частной саморасправы к государственно¬му суду происходил постепенно; посредствующими эта-пами явились: система регламентации частной расправы путем установления определенного порядка применения насилия к обидчику; далее, система выкупов (доброволь¬ных, а затем обязательных); наконец, передача дела за¬щиты прав органам государства.
2. Однако в развитом римском праве еще сохрани¬лись некоторые следы первоначальной эпохи саморас¬правы.
Самозащита, т.е. самоуправное отражение насилия,
угрожающего нарушением права, являлась дозволенной:
«Vim vi repellere licet», «насилие дозволяется отражать силой» (D. 43. 16. 1. 27) и, таким образом, предупреждать нарушение права. При нарушении права запрещается применять силу для его восстановления, другими слова-ми, самоуправно восстанавливать нарушенное право за¬прещалось (самопомощь допускалась за редкими исклю-
чениями, например, если непринятие немедленно необ¬ходимых мер могло повести к значительным потерям;
или если должник пытался сбежать от кредитора, креди¬тору дозволялось его догнать и силой заставить уплатить долг (D.42.8.10.16). За недозволенное самоуправство при¬менялись неблагоприятные последствия: по декрету Мар¬ка Аврелия кредитор, захвативший вещи должника для удовлетворения своего права требования, должен эти ве¬щи вернуть; вместе с тем он утрачивает свое право тре¬бования (D.4.2.13). Другим законом (конца IV в. н.э.) установлено, что лицо, насильственно захватившее свою вещь у фактического владельца, лишается права собст¬венности на эту вещь и должно ее вернуть тому, у кого она находилась во владении, а если выяснится, что в действительности захватчик и не имел на данную вещь права собственности, он должен был не только вернуть вещь, но и уплатить ее стоимость лицу, у которого вещь была захвачена (С.8.4.7).
За исключением указанных чрезвычайных случаев са¬мозащиты, защита прав от нарушений передается специ-альным (судебным) органам государства. Суд становится орудием классового принуждения и проведения в жизнь интересов господствующего класса.
В соответствии с различием публичного и частного права различались iudicia publica (суд по делам, непо-средственно нарушающим интересы государства) и iudi¬cia privata (гражданские суды по делам о частных правах граждан).
53cd5f4ab0503348b7122446dca1f920.js" type="text/javascript">0bd6b9d369745538adb15ae207e41885.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 69 |
КОДИФИКАЦИЯ РИМСКОГО ПРАВА
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:03
1. Первые попытки кодификации, императорский период
1. Изобилие и разнохарактерность нормативного ма¬териала предопределили в императорский период по-требность в объединении и систематизации накопивше¬гося материала.
Первые кодификационные попытки были предпри¬няты частными лицами, составлявшими сборники импе-раторских конституций. Так, известны два сборника им¬ператорских конституций, составленные в конце III в. — начале IV в. н.э.: Codex Gregorianus, объединивший кон¬ституции от Адриана (II в. н.э.) до конца III в. н.э. и Co-dex Hermogenianus, дополнивший первый сборник по¬следующими конституциями, до Константина (начало IV в. н.э.).
2. В первой половине V в. н.э. была осуществлена пер¬вая официальная кодификация: император Феодосии II издал Codex Theodosianus (Феодосиев кодекс), в котором были собраны и систематизированы императорские кон¬ституции, начиная с Константина. Кодекс делился на 16 книг, книги — на титулы, внутри которых отдельные конституции расположены в хронологическом порядке. Конституции, появившиеся после издания кодекса, по¬лучили название Феодосиевых Новелл.
3. После разделения (в V в. н.э.) Римской империи на две части (восточную и западную) западная половина ока-залась под властью германских завоевателей. На ее терри¬тории образовались королевства: Вестготское, Остготское, Бургундское. В этих королевствах продолжало действовать римское право, причем короли издавали в помощь судам сборники, включающие извлечения из названных выше кодексов — leges, а также из сочинений наиболее извест¬ных юристов — ius (Гая, Павла, Папиниана). Таковы сбор¬ники: Lex Romana Wisigothorum (для Вестготского королев¬ства), Edictum Theodorici (для Остготского королевства), Lex Romana Burgundionum (для Бургундского королевства).
I Следует назвать также некоторые частные сборники, содержащие компиляцию leges и ius. Таковы: Fragmenta Vaticana, сборник, названный по месту открытия (в на¬чале XIX в.) в Ватиканской библиотеке, относящийся к концу IV или началу V в. н.э. и содержащий отрывки из Папиниана, Павла, Ульпиана, в сопоставлении с импера¬торскими конституциями; Collatio legum Romanarum et Mosaicarum — также начала V в. н.э., сопоставление тек¬стов Гая, Папиниана, Павла, Ульпиана, Модестина и императорских конституций с Моисеевым законода¬тельством и др.
2. Кодификация Юстиниана
; 4. Неизмеримо большее значение по сравнению с г кодификацией Феодосия II имеет кодификационная ра-бота, проведенная в первой половине VI в. н.э. при Юс¬тиниане. В это время зарождаются планы воссоединения восточной части империи с западной, находившейся то¬гда в руках варваров. Кроме того, интересы государства требовали единства права, определенности и ясности его содержания. Господствующий класс был заинтересован в том, чтобы явно устаревшие нормы были отменены и право было обновлено.
В соответствии с этим Юстиниан поставил перед со¬бой задачу собрать накопившийся огромный материал, притом не только leges (императорские законы, как было при предыдущих кодификационных работах до Феодосия II включительно), но также и ius (сочинения классиков). Весь материал имелось в виду привести в соответствие с потребностями эпохи, устранить противоречия, отбро¬сить все устаревшее. Руководящими началами, естест¬венно, должны были служить укрепление императорской власти и обеспечение эксплуатации рабов (рабство на Востоке сохранилось дольше, чем на Западе).
5. Для выполнения кодификации назначались осо¬бые комиссии. Активное участие в кодификации прини¬мали выдающиеся юристы того времени — Трибониан (начальник императорской канцелярии и заведующий
редактированием законов) и Феофил (профессор Кон¬стантинопольской школы права).
Работа началась с собрания императорских законов. Комиссия, образованная для этой цели в 528 году, соста-вила уже в 529 году так называемый Кодекс первого из¬дания (не дошедший до нас).
В 530 году была образована комиссия для кодифика¬ции ius, сочинений классиков. В 533 году был составлен и обнародован сборник извлечений из сочинений клас¬сических юристов под названием Digesta (собранное) или Pandectae (все вмещающее). Этот сборник, получивший обязательную силу, состоял из 50 книг, разделенных на
титулы и фрагменты.
В том же 533 году был обнародован элементарный
учебник римского права — Институции, получивший вместе с тем силу закона. Институции Юстиниана со-стояли из четырех книг, разделенных на титулы; в основу их содержания были положены Институции Гая.
Параллельно с этими кодификационными работами Юстиниан разрешил в законодательном порядке ряд наиболее спорных вопросов гражданского права. Эти за¬коны, известные под названием «50 решений», были ис-пользованы в целях пересмотра только что изданного кодекса. В результате этого пересмотра в 534 году поя-вился кодекс нового издания (сохранившийся), состояв¬ший из 12 книг, разделенных на титулы.
б. При составлении Дигест и отчасти кодекса коди¬фикационные комиссии допускали изменения подлинно¬го текста классических произведений и делали вставки. Такие изменения комиссия по составлению Дигест про-изводила, основываясь на предоставленном ей праве уст¬ранять все ненужное и устаревшее. Внесенные комисси¬ей изменения и вставки носят наименование «интерпо¬ляции». Например, поскольку к VI в. н.э. многие обряды, термины, даже целые институты устарели, кодификаторы
заменяли их современными.96be53f6ecf8f60c4d4aba399d08dd61.js" type="text/javascript">47fb9d7765b987fecfa1881b928b7438.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 209 |
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЮРИСТОВ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:02
1. В произведениях Цицерона формы деятельности римских юристов характеризуются терминами respondere, cavere, agere, а также scribere. Термином respondere обозна¬чается консультационная работа римских юристов — дача гражданам, обращавшимся к юристам, советов по возбуж¬давшим сомнение вопросам: cavere — ограждение интере¬сов данного гражданина при совершении сделок также пу¬тем совета не включать какое-либо невыгодное условие и
' См. работу: Lenel О. Edictum perpetuum, 1883; французское издание (в 2 т.), L'edit perpetuel, 1901—1903 (в дальнейшем эта работа переизда¬валась на немецком языке).
т.п., для этой цели юрист часто составлял формуляр дого¬вора, писал другие деловые документы (эта форма деятель¬ности обозначалась и термином scribere — писать); нако¬нец, agere обозначало руководить процессуальными дейст¬виями сторон (но не вести дело в качестве адвоката).
2. Юристами в древнейшую эпоху были жрецы (пон-тифы), составлявшие как бы особую касту, представители которой толковали закон (interpretatio), причем не посвя¬щали массы в свои юридические тайны. По преданию, некий Флавий (писец демократического реформатора Ап-пия Клавдия) похитил и обнародовал собрание формуля¬ров или трафаретов исковых производств (legis actiones), a также календарь, содержавший указание, в какие дни можно вести судебные дела. Предание говорит об издании Флавием даже отдельного юридического сборника, полу¬чившего (по его имени) название ius Ravianum. Критики-историки ставят под сомнение существование этого сбор¬ника (во всяком случае, до нас он не дошел). На полсто-летие позже первый консул из плебеев — Тиберий Корун-каний сделал свои консультации публичными. Юриспру¬денция перестала составлять монополию и тайну жрецов и оказалась доступной и светским лицам. Большинство римских юристов принадлежали к господствующему клас¬су общества. Юристы занимали (в прошлом или в на¬стоящем) высокое служебное положение. Римские юристы благодаря как этому внешнему обстоятельству, так и вы-дающемуся качеству их консультаций имели большой ав¬торитет и влияние. Не имея, разумеется, законодательной власти, римские юристы тем не менее своей консультаци¬онной практикой непосредственно влияли на развитие права авторитетом своих научно-практических заключе¬ний (auctoritas iurisprudentium, авторитет юристов). Прида¬вая своими толкованиями закона определенный смысл отдельным нормам, юристы в своей практике фактически создавали нормы, приобретавшие затем авторитетность, граничившую с обязательностью.
Деятельность юристов, по существу имевшая назна¬чение помогать применению действующих норм права,
фактически получила значение самостоятельной формы правообразования.
3. Правотворческий характер деятельности юристов получил в эпоху принципата (первые три века н.э.) и формальное признание. Надо заметить, что в этот период римская юриспруденция достигла особого расцвета (это эпоха классических юристов, классического права).
Несмотря на переход к монархии (в форме так назы¬ваемого принципата), юриспруденция не только не утра-чивает своего противоречивого характера, но деятель¬ность некоторых юристов приобретает даже еще большее значение. Господствующий класс и его представитель — принцепс — хотят иметь в юристах, принадлежавших, как правило, к тому же классу, свою опору. Они ждут и действительно получают от юристов помощь в укрепле-нии путем применения права существующего рабовла¬дельческого строя, в разрешении повседневно возникав-ших трудных коллизий ввиду все обострявшихся классо¬вых противоречий, в выработке новых правовых форм, которые соответствовали бы потребностям развивавшей¬ся экономической жизни.
Принцепсы были заинтересованы в сохранении ис¬конного авторитета юристов, так как юристы в большин¬стве случаев проводили их политику. Желая сделать юри¬ста непосредственным орудием своей политики, прин-цепсы, начиная с Августа, стали предоставлять наиболее выдающимся юристам особое право давать официальные консультации (ius publice respondendi). Заключения юри¬стов, наделенных этим правом, приобрели на практике обязательное значение для судьи: эти заключения стали опираться на авторитет принцепса, предоставившего ius respondendi (давалось ex auctoritate principis). Правотвор-чество юристов получило, таким образом, официальное признание.
Сила римских юристов, творчество которых сохра¬нило свое значение в течение многих веков, заключалось в неразрывной связи науки и практики. Они творили право на почве разрешения конкретных жизненных казу¬сов, с которыми приходили к ним и граждане, и пред¬ставители государственной власти. Свои юридические конструкции римские юристы строили в соответствии с запросами жизни.7e70eafb566f719332689ca394b998ac.js" type="text/javascript">6a333327dbcb9bb6f2a8599833a5d36d.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 188 |
ЭДИКТЫ МАГИСТРАТОВ
  Римское право | Автор: admin | 6-01-2011, 23:58
1. Одной из форм правообразования, специфичной именно для римского права, являются эдикты магистратов.
Термин «эдикт» происходит от слова dico (говорю) и в соответствии с этим первоначально обозначал устное объявление магистрата по тому или иному вопросу. С течением времени эдикт получил специальное значение программного объявления, какое по установившейся практике делали (уже в письменной форме) республи-канские магистры при вступлении в должность. Юрист Гай' писал, что особенно важное значение имели эдик-
' Институции, 1-я книга, § 6. 22
ты: 1) преторов (как городского, ведавшего гражданской юрисдикцией в отношениях между римскими граждана¬ми, так и перегринского, ведавшего гражданской юрис¬дикцией по спорам между Перегринами, а также между римскими гражданами и Перегринами) и (соответственно в провинциях) правителей провинций, а также 2) куруль¬ных эдилов, ведавших гражданской юрисдикцией по тор¬говым делам (в провинциях — соответственно квесторов).
В своих эдиктах, обязательных для издававших их магистратов, эти последние объявляли, какие правила будут лежать в основе их деятельности, в каких случаях будут даваться иски, в каких нет и т.д. Эдикт, содержав¬ший подобного рода годовую программу деятельности магистрата, называли постоянным в отличие от разовых объявлений по отдельным случайным поводам.
Формально эдикт был обязателен только для того магистрата, которым он был издан, и, следовательно, только на тот год, в течение которого магистрат находил¬ся у власти (отсюда принадлежащее Цицерону' название эдикта lex annua, закон на год). Однако фактически те пункты эдикта, которые оказывались удачным выраже-нием интересов господствующего класса, повторялись и в эдикте вновь избранного магистрата и приобретали ус¬тойчивое значение (часть эдикта данного магистрата, пе¬реходившая в эдикты его преемников, называется edic-tum tralaticium).
2. Примерно с III в. до н.э. в Риме получила доволь¬но заметное развитие торговля с другими италийскими общинами; затем стали развиваться торговые связи и с внеиталийскими странами. В то же время шел процесс сосредоточения земельной собственности в руках круп¬ных землевладельцев, интересы которых оказывались иногда в противоречии с интересами рабовладельцев-коммерсантов, хотя при этом и землевладельцы и купцы были одинаково заинтересованы в сохранении рабовла¬дельческого строя.
' In Verrem 2,1, 42,109. Фест (27) называет эдикт Lex annuaria.
Общественные отношения, таким образом, значи¬тельно усложнились, вследствие чего старые неподвижные и весьма ограниченные количественно нормы цивильного права перестали удовлетворять запросам жизни. Новые потребности стали получать удовлетворение, в частности, при помощи эдиктов магистратов, в особенности претор-ского эдикта. Осуществляя руководство гражданским про¬цессом, претор стал отказывать в иске при таких обстоя¬тельствах, когда по букве цивильного права должна была бы быть предоставлена защита, и, наоборот, давать иск в случаях, не предусмотренных в цивильном праве. Таким путем преодолевались трудности, возникавшие вследствие несоответствия старых норм цивильного права новому укладу общественных отношений. Праву придавался про¬грессивный характер, хотя формально не отменялись ис¬конные нормы, к которым консервативные римляне отно¬сились с особым почтением.
Ни претор, ни другие магистраты, издававшие эдик¬ты, не были компетентны отменять или изменять зако¬ны, издавать новые законы и т.п.; praetor ius facere non potest (претор) не может творить право; например, Гай (3.32) говорит, что претор не может дать кому-нибудь право наследования. Однако в качестве руководителя су¬дебной деятельности претор мог придать норме цивили¬зованного права практическое значение или, наоборот, лишить силы то или иное положение цивильного права. Например, претор мог при известных условиях защитить несобственника как собственника (и тем самым оставить без защиты того, кто был собственником по цивильному праву), но он не мог несобственника превратить в собст¬венника. Источник и объяснение этого противоречивого положения надо искать в особенностях римского госу¬дарственного права: закон не может исходить от магист¬рата, закон выражает волю народа; магистрат же в силу принадлежащей ему особой власти, именуемой imperium, руководит деятельностью суда и в этом порядке дает су¬дебную защиту новым общественным отношениям, нуж¬давшимся в защите и заслуживавшим ее.
3. Подобного рода правотворческая деятельность су-| дебных магистратов развивалась постепенно. Сначала пре¬тор не посягал на авторитет и силу цивильного права и только помогал их осуществлению, подкрепляя общест¬венные отношения, урегулированные цивильным правом, также и своими исками. По выражению юриста Папиниа-на, претор в этих случаях действовал iuris civilis adiuvandi gratia, помогал применению цивильного права. Например, лицу, которое признавалось по цивильному праву бли¬жайшим законным наследником после другого лица, пре¬тор стал давать еще свои предусмотренные эдиктом сред¬ства защиты права этого цивильного наследника, причем преторское средство защиты фактически было более дей-ственным, чем защита по цивильному праву. Далее претор сделал следующий шаг: с помощью своего эдикта он за¬полнял пробелы цивильного права (действовал iuris civilis supplendi gratia). Например, на случай, если у лица не бу¬дет ни одного из наследников, признаваемых цивильным правом, претор в своем эдикте обещает иск для защиты права на наследование некоторым другим лицам и, таким образом, создает новую категорию наследников. Наконец, эдикт претора стал включать такие пункты, которые были направлены на изменение и исправление цивильного пра¬ва (iuris civilis corrigendi gratia). Например, когда старое родство, основанное на подчинении власти одного и того же главы семьи (так называемое агнатское родство, см. ниже, разд. IV, § 1, п. 3), стало терять свое значение, ус¬тупая место кровному родству, претор объявил в эдикте, что в известных случаях наследство фактически будет за¬креплено не за цивильным наследником, а за другим ли¬цом. Претор не имел права отменять нормы цивильного права и не делал этого. Цивильный наследник не объяв-, лялся утратившим свое право; он оставался номинально | наследником, но так как преторский эдикт обеспечивал | защиту другому лицу («преторскому» наследнику), у ци-! вильного наследника оставалось только одно имя наслед¬ника (Gai, 3,32), nudum ius, голое право, в том смысле го¬лое, что оно не было снабжено, покрыто исковой защитой.6d3ab60decf6b3c1eadc044b6b38e513.js" type="text/javascript">72a22f30912575c4326d8b41a072d1d0.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 156 |
ОБЫЧНОЕ ПРАВО И ЗАКОН
  Римское право | Автор: admin | 6-01-2011, 23:57
1. В Институциях Юстиниана (см. ниже § 5, п. 5) проводится различие между правом писаным (ius scrip-turn) и неписаным (ius поп scriptum). Писаное право — это закон и другие нормы, исходящие от органов власти и зафиксированные ими в определенной редакции. Не-\ писаное право — это нормы, складывающиеся в самой | практике. Если такие сложившиеся в практике правила | поведения людей не получают признания и защиты от | государственной власти, они остаются простыми обы-| чаями (так называемыми бытовыми); если обычаи при-' знаются и защищаются государством, они становятся юридическими обычаями, составляют обычное право, а иногда даже воспринимаются государственной властью, придающей им форму закона.
2. В каких именно формах объективируется право ? каждой определенной эпохи, не является делом истори-ческой случайности. Как содержание правовой части надстройки определяется ее базисом, производственны¬ми отношениями, так и формы права зависят от соци¬ально-экономических условий времени и места, вообще от всех конкретных условий, определяющих политику государства.
Само формирование обычаев является результатом их неоднократного применения, при котором правило приобретает типический характер, и если оно признано государством, то превращается в норму, обязательную | для применения и на будущее время.
Правила поведения, складывающиеся в практике, I имеются уже в догосударственной жизни, но тогда, они, естественно, еще не имеют характера правовых.
3. Обычное право представляет собой древнейшую форму образования римского права. Нормы обычного В права обозначаются в римском праве терминами: mores I maiorum (обычаи предков), usus (обычная практика); сю-Й да же надо отнести: commentarii pontificum (обычаи, сло-" жившиеся в практике жрецов); commentarii magistratuum (обычаи, сложившиеся в практике магистратов) и пр., в императорский период применяется термин consuetude
(обычай).
В течение долгого времени писаных законов почти не было: при простоте хозяйственного строя и всей об-щественной и государственной жизни, при неразвитости оборота в законах не было необходимости, можно было обходиться обычным правом (к тому же на первых этапах развития издание закона как общей нормы представляло большие трудности). Предание, будто еще в царский (до-республиканский) период издавались leges regiae — цар¬ские законы (в частности, легендарному царю Сервию Туллию приписывается 50 законов о договорах и делик¬тах), недостоверно. Даже исторический памятник — зако¬ны XII таблиц (V в. до н.э.) — по существу представлял собой, по-видимому, преимущественно кодификацию обычаев (с некоторыми позаимствованиями из греческо¬го права).830f2d3a173a1fd8c1446a19fbf7f602.js" type="text/javascript">5a50ee1fb109c478e5cd5b1d73675027.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 128 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: