Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ДОГОВОР ПОДРЯДА (LOCATIO-CONDUCTIO OPERIS)
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:46
1. Договором подряда (найма работы, locatio-conductio opens) назывался договор, по которому одна сторона (под¬рядчик, conductor) принимала на себя обязательство испол¬нить в пользу другой стороны (заказчика, locator) извест¬ную работу, а заказчик принимал на себя обязательство уплатить за эту работу определенное денежное вознагра¬ждение.
Отличие этого договора от предыдущего договора (найма услуг, locatio-conductio operarum) заключалось в том, что по договору найма услуг нанявшийся обязан был к предоставлению отдельных услуг; договор же под¬ряда направлен на то, чтобы подрядчик дал определен¬ный opus, законченный результат (D. 50. 16.5. 1).
Договор подряда в тех случаях, когда подрядчик ра¬ботает со своим материалом (полностью или в части), близко подходит к договору купли-продажи. Различие между обоими этими договорами проводилось римскими юристами в зависимости от того, кто дает главный (ос¬новной) материал для выполнения работы (D. 18. 1.20).
2. Подрядчик обязан был исполнить и сдать работу как законченный результат, в соответствии с договором, надлежащим образом, в установленный срок, в надлежа¬щем состоянии по качеству работы.
Подрядчик отвечал за всякую вину, не исключая легкой (culpa levis,». Подрядчику разрешалось пользовать¬ся при исполнении договора услугами других лиц, но c, тем, что за их вину подрядчик отвечал как за свою собст¬венную (D. 19.2.25.7).
По вопросу о том, кто несет риск случайной гибели или порчи работы, указания источников несколько раз-норечивы. Основной принцип, по которому решаются в источниках отдельные казусы, сводится к тому, что случайная гибель или порча работы, происшедшая до сдачи работы, ложится на подрядчика, после ее сдачи — на заказчика.
3. На обязанности заказчика (нанимателях) лежала уплата условленного вознаграждения.
Если в процессе исполнения работы выяснилась не¬возможность исполнить работу за условленную цену, в основание которой положена смета, составленная под¬рядчиком, от заказчика зависело или согласиться на уве-личение вознаграждения подрядчика, или приостановить работу и отказаться от договора.
Если заказчик произвольно отказывался принять от подрядчика исполненную им работу, то он не освобож-дался от обязанности уплатить подрядчику предусмотрен¬ное договором вознаграждение. Если заказчик прервал выполнение заказанной работы раньше срока и подрядчи¬ку удалось использовать освободившееся время на другой работе, его заработок по этой второй работе засчитывался в счет вознаграждения, причитающегося ему от первого нанимателя.
f22e5c29ddad99cca7e6ff493f9eb4c7.js" type="text/javascript">6192908ed4fc81e1b042ed33021c6078.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 65 |
ДОГОВОР НАЙМА УСЛУГ (LOCATIO-CONDUCTIO OPERARUM)
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:45
1. Договором найма услуг (locatio-conductio operarum) называется такой договор, по которому одна сторона (на¬нявшийся, locator) принимала на себя обязательство исполнить в пользу другой стороны (нанимателя, conductor) оп¬ределенные услуги, а наниматель принимал на себя обяза¬тельство платить за эти услуги условленное вознаграж¬дение.
В отличие от locatio-conductio operis, имевшего це¬лью предоставление подрядчиком готового результата
работы, договор найма услуг имел предметом выполнение отдельных услуг по указанию нанявшего. Это обстоятельст¬во приводило неизбежно к известной зависимости на¬нявшегося от нанимателя. Нанявшийся выполнять из¬вестные работы за плату фактически ставил себя в поло¬жение, близкое к положению раба. В тех случаях, когда по характеру отношения зависимость нанявшегося от нанимателя признавалась недопустимой, прибегали к договору получения (см. ниже, § 6).
Необходимо заметить, что в условиях рабовладельче¬ского общества договор найма личных услуг вообще не мог иметь большого распространения и сколько-нибудь существенного значения: для выполнения всякого рода услуг в распоряжении рабовладельца были прежде всего рабы, в известной мере также вольноотпущенники. Об¬ращаться к услугам свободных граждан путем заключе¬ния locatio-conductio operarum приходилось нечасто. Со¬держание договора составляли главным образом повсе¬дневные домашние работы, не предполагающие специ¬альных знаний или особых способностей.
Договор найма услуг мог быть заключен или на точ¬но определенный срок, или без указания такого срока. В последнем случае каждая сторона могла в любое время заявить об отказе от договора.
2. Нанявшийся был обязан исполнять в течение сро¬ка договора те именно услуги, которые предусмотрены в договоре, притом исполнять лично, без замены себя дру¬гим лицом. Наниматель был обязан оплачивать услуги в условленном размере. Как и при найме вещей, уплата наемной платы по договору найма услуг производилась postnumerando, т.е. по истечении той единицы времени, за которую производился расчет. Если нанявшийся не мог вследствие болезни или иной причины выполнять условленные услуги, он не имел права и на вознагражде-ние. Если же нанявшийся готов был оказывать условлен¬ные услуги, но его услугами наниматель не воспользо-вался по независящим от нанявшегося причинам, по¬следний сохранял право на вознаграждение.
Однако неиспользование нанимателем услуг наняв¬шегося не должно было служить для последнего источ¬ником обогащения путем получения платы за один и тот же период времени от двух нанимателей: заработанное (на стороне) нанявшимся за то время, пока наниматель не пользовался его услугами, засчитывалось в счет возна-граждения, причитающегося нанявшемуся по данному договору.
9c02de447382e9f6529026e9255cff7f.js" type="text/javascript">0ea42bed11d9276421587c3366f4446b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 76 |
ДОГОВОР НАЙМА ВЕЩЕЙ (LOCATIO-CONDUCTIO RERUM)
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:45
1. Наймом вещей называется такой договор, по которому одна сторона (наймодатель, locator) обязуется предо¬ставить другой стороне (нанимателю, conductor) одну или несколько определенных вещей для временного пользования, а другая сторона обязуется уплачивать за пользование пре¬доставленными вещами определенное вознаграждение (merces, pensio) и по окончании пользования возвратить ве¬щи в сохранности наймодателю.
Среди свободных римских граждан очень рано поя¬вилась резкая имущественная дифференциация. Наряду с крупными землевладельцами, обрабатывающими свои огромные латифундии трудом множества рабов, образо-валась многочисленная прослойка бедных крестьян, сво¬бодных, но малоземельных или вовсе безземельных. Эти безземельные или малоземельные крестьяне были выну¬ждены снимать у богатого рабовладельца небольшие клочки земли для обработки. Равным образом в городах было много граждан, не имевших собственных домов и снимавших жилище у богатых домовладельцев. Соот¬ношение наймодателей и нанимателей с социально-экономической стороны приводило к соответствующему умалению прав нанимателя: его экономическая зависи¬мость от наймодателя сказалась, между прочим, в том, что наниматель вещи (в особенности земельного участка) не признавался в Риме владельцем и не пользовался са¬мостоятельной владельческой защитой против всякого рода самовольных посягательств на его землю и хозяйст¬во. Отразить такие самовольные нарушения обладания снятым земельным участком наниматель мог только че¬рез посредство сдатчика, на имя которого считался обла¬дающим данным участком наниматель. Легко понять, как возрастала в силу этого зависимость нанимателя от сдатчика, и без того дававшая себя знать.
2. Предметом locatio-conductio rei могли быть вещи — движимые и недвижимые, но из числа движимых вещей только такие, которые не принадлежат к числу потребляемых (т.е. при нормальном хозяйственном употребле¬нии не уничтожающихся и не подвергающихся сущест-венному изменению), так как в отношении потребляет мых вещей неисполнима обязанность нанимателя воз-вратить по окончании найма ту самую вещь, какая была получена по договору. Было необязательным, чтобы наймодатель имел право собственности на сдаваемую вещь: допускалась сдача внаймы и чужой вещи.
3. Вознаграждение за пользование (наемная плата) нормально должно определяться в денежном выражении;
но в договорах найма (аренды) сельскохозяйственных земельных участков допускалось определение наемной платы в натуре (известное количество продуктов, в част¬ности известная доля урожая). Если в других случаях ли¬цо, получающее по договору вещь в пользование, при¬нимало на себя обязательство дать за это в пользование другую вещь и т.п., то такой договор не подходил под категорию locatio-conductio.
Срок не являлся необходимым элементом договора найма: можно было представить вещь в пользование и без указания точного срока («на неопределенный срок»). В этом случае договор мог быть в любое время прекра¬щен по заявлению каждой стороны.
4. Обязанности наймодателя. На наймодателе лежала обязанность предоставить нанимателю пользование на-нятой вещью (или вещью и плодами от нее). Вместе с вещью должны быть переданы и принадлежности к ней (например, при сдаче земельного участка — обычный инвентарь).
Вещь должна быть предоставлена своевременно. Не¬соблюдение этой обязанности дает нанимателю право отступиться от договора.
Обязанность наймодателя предоставить нанимателю вещь в пользование не исчерпывалась однократной пере-дачей вещи нанимателю: наймодатель обязан был в тече¬ние всего срока найма обеспечить нанимателю возможность спокойного и соответствующего договору пользо¬вания вещью. Для этого наймодатель должен производить необходимый ремонт отданной внаем вещи, чтобы в течение всего срока договора поддерживать вещь в годном для пользования состоянии, устранять препятствия, кото¬рые мог встретить с чей-либо стороны наниматель, и т.п.12e2de993ad545343379dd3025bf057c.js" type="text/javascript">a9c5e0e72426e4c42cc410581a5a7f78.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 126 |
ДОГОВОР НАЙМА (LOCATIO-CONDUCTIO). ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:44
1. Классическое римское право знало три вида договора locatio-conductio: 1) наем вещей (locatio-conductio rerum); 2) наем услуг (locatio-conductio operarum); 3) наем работы или подряд (locatio-conductio opens или opens faciendi).
Это различие видов найма — плод долгого развития права. Первоначально наем раба как движимой вещи вполне удовлетворял потребность хозяйства в рабочей силе, и наем услуг не практиковался; договор подряда применялся главным образом к сдаче государственных работ, работ по очистке улиц и т.п.'.
2. Римские юристы отмечали некоторую близость договора найма к договору купли-продажи и в отдельных случаях выражали сомнение, какой из двух названных договоров имеет место. Например, одно лицо предостав-ляет другому гладиаторов на таких условиях, что это вто¬рое лицо должно уплатить первому за гладиаторов, вы¬шедших из боя невредимыми, по 20 динариев, а за уби¬тых или искалеченных — по 100 динариев. Гай считал, что в отношении первой группы рабов имеет место locatio-conductio, в отношении второй — emptio-venditio. Заказ колец золотых дел мастеру из его золота характеризуется как купля-продажа, из золота заказчика — как locatio-conductio.
3. Договор locatio-conductio порождал права и обя¬занности для каждой из сторон; каждая сторона получала самостоятельный иск (actio locati и actio conduct!); оба эти иска — bonae fidei.
Locatio-conductio operarum широкого применения не имела 232
bb3fb58439b74ae8cac5980d66e1994b.js" type="text/javascript">cdaaa0f3cffe155e1acfabec41177409.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 81 |
ДОГОВОР КУПЛИ-ПРОДАЖИ (EMPTIO-VENDITIO)
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:43
1. Обращение вещей (переход их из хозяйства в хо¬зяйство) имело место еще до появления денег и пред¬ставляло собой непосредственный обмен вещи на вещь (так называемую мену). Это соответствовало общим эко-номическим условиям общества, только что переходив¬шего от натурального хозяйства к меновому.
На смену указанной первоначальной формы мено¬вых сделок пришел обмен товара на деньги (притом не-медленный: купля-продажа на наличные). Дальнейшее развитие имущественных отношений привело к такому договору, когда немедленной передачи товара, с одной стороны, цены, с другой стороны, могло и не быть, т.е. стали заключать договор, по которому стороны прини¬мают на себя взаимные обязательства: одна — передать товар, другая — уплатить за него цену.
2. Основная хозяйственная цель договора купли-продажи заключается в том, чтобы в хозяйство покупате¬ля поступили на праве собственности те или иные нуж¬ные для него вещи. Наиболее эффективное правовое средство для достижения этой цели состояло в том, что¬бы сделать покупателя собственником необходимых ве-щей. Древнейшее право так и разрешило задачу: манци-пация была одновременно и древнейшей формой купли-продажи (на наличные), и способом приобретения права собственности.
Классическое римское право не связывало, однако, такого правового результата непосредственно с догово¬ром купли-продажи. Оно разделяло обязательственный момент (принятие на себя продавцом обязательства пре-доставить покупателю обладание продаваемыми вещами) и момент получения покупателем права на вещь. По-следний результат (получение покупателем непосредст¬венного права на вещь) основывался на особом титуле, каким являлась фактическая передача проданной вещи покупателю.
Таким образом, договор купли-продажи можно опре-делить как консенсуальный контракт, посредством кото-рого одна сторона — продавец (venditor) — обязуется пред¬ставить другой стороне — покупателю (emptor) — в соб¬ственность вещь, товар (тегх), а другая сторона — поку¬патель — обязуется уплатить продавцу за проданную вещь определенную денежную цену (pretium).
Мегх (товар) и pretium (цена) являлись существен¬ными элементами договора купли-продажи.
3. Товаром (предметом купли-продажи) могли быть в основном телесные вещи, не изъятые из оборота. Однако можно было продать и res incorporales (нетелесную вещь), например право требования. Как правило, предметом купли-продажи были вещи, существующие в натуре и притом принадлежащие продавцу. Однако ни тот, ни другой признак, т.е. ни существование вещи в натуре в момент заключения договора, ни принадлежность ее в этот момент продавцу, не являлись безусловно необхо¬димыми. Жизнь требовала расширения сферы примене-ния договора купли-продажи, для чего было ис¬пользовано отмеченное выше разграничение обязательст¬венно-правового и вещно-правового моментов.
Так, признали, что нет препятствий к заключению договоров купли-продажи чужих вещей, т.е. не принад-лежащих продавцу: заключая такой договор, продавец берет на себя обязательство приобрести вещь от ее соб-ственника и передать покупателю. Как чисто обязатель¬ственный акт купля-продажа и в этом случае получила действительную силу. Конечно, могло случиться, что продавцу не удается получить вещь от собственника и он не может передать ее покупателю, или хотя фактически и передаст, но не обеспечит обладание ею; покупатель вправе тогда искать с продавца возмещения своего инте¬реса.
Благодаря обязательственно-правовому характеру последствий договора купли-продажи оказалось возмож-ным удовлетворить и другую потребность хозяйственной жизни. Именно с развитием менового хозяйства нередко встречалась надобность продать, например, продукты сельского хозяйства раньше, чем они созрели. Такие до¬говоры о продаже будущего урожая были допущены; в этом случае говорили о продаже вещи будущей или ожи¬даемой. Договор купли-продажи рассматривался тогда как заключенный под отлагательным условием, т.е. правовые последствия договора возникали в таком случае не не¬медленно по заключении договора, а только по выясне¬нии урожая.
В источниках римского права нет достаточно четких указаний относительно практики купли-продажи вещей, определенных родовыми признаками. Быть может, это объясняется историческим развитием договора купли-продажи. Первоначальная форма купли-продажи — манци-пация — предполагала непосредственную передачу прода¬ваемой вещи в собственность покупателя; естественно бы¬ло требование, чтобы предмет купли-продажи был инди¬видуализирован. Если продажа должна была непосредст¬венно перенести на покупателя право собственности, то нельзя было продать известное количество зерна или масла, не обособив его от остального количества; право собственности можно передать только на выделенное, конкретизированное (или с помощью тары или посред¬ством указаний на территориальное нахождение товара и т.п.), определенное количество зерна, масла и т.п.; на¬пример, продается такое-то количество масла в двух оп¬ределенных сосудах, такое-то количество зерна, находя¬щееся на таком-то складе, и т.п.
Обязательство сдать известное количество вещей, определенных родовыми признаками, без ближайшей конкретизации предмета договора, устанавливалось в Риме исстари с помощью стипуляции. Стипуляционная форма, видимо, удовлетворяла потребности практической жизни, вследствие чего можно было обходиться без куп¬ли-продажи родовых вещей.90373538c47a5c49e762005cc135d56c.js" type="text/javascript">2d08b6a9e6d45feec1a81bfa8dfd5790.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 87 |
ДОГОВОР ЗАКЛАДА
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:41
1. В тех случаях, когда залог сопровождался переда¬чей вещи (так называемый заклад, см. разд. V, гл. IV, § 7, п. 2), между сторонами (наряду с залоговым правом)
устанавливались договорные отношения, имеющие ха¬рактер реального контракта.
Древнейшая форма залогового права — flducia — со¬провождалась для получившего вещь только моральной обязанностью вернуть вещь, после того как обеспеченное с помощью залога обязательство будет погашено; с тече¬нием времени эта обязанность стала признаваться юри¬дической (давалась actio fiduciae).
2. При залоге в форме pignus устанавливалось двусто¬роннее обязательство: залогодатель отвечал за возможный вред, понесенный залогопринимателем от заложенной вещи (приводившийся выше пример: передано больное животное, заразившее скот получателя); залогопринима¬тель обязан был относиться к вещи с заботливостью хо¬рошего хозяина и после погашения обеспеченного зало¬гом обязательства вернуть вещь. Залогодателю давалась actio pigneraticia directa, залогопринимателю — actio pignerati-cia contraria.
cef2a6e13831b57f80102e60dd99fc7d.js" type="text/javascript">f9802a9060e203495e4022247d728eec.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 79 |
ДОГОВОР ХРАНЕНИЯ ИЛИ ПОКЛАЖИ (DEPOSITUM)
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:41
1. Договором depositum называется реальный контракт, по которому лицо, получившее от другого лица ин-дивидуально-определенную вещь (поклажепринимателъ, де¬позитарий), обязуется безвозмездно хранить ее в течение определенного срока или до востребования и по окончании хранения возвратить в целости и сохранности лицу, пере¬давшему вещь на хранение (поклажедателю, депоненту).
Характерные признаки этого договора сводятся к следующим.
Во-первых, depositum — контракт реальный: обяза¬тельство из этого договора возникало посредством пере¬дачи вещи: одно соглашение о том, что известное лицо обещает принять на хранение вещь другого лица, еще не устанавливало обязательства из договора хранения.
Во-вторых, как правило, предметом договора хране¬ния (как и предметом ссуды) являлась вещь индивиду¬ально-определенная. Однако в римском праве был допу¬щен и договор о хранении вещей, определенных родо¬выми признаками; но передачу на хранение таких вещей нельзя признать соответствующей характеру данного до-говора; недаром депозитум вещей, определенных родо¬выми признаками, называют depositum irregulare, т.е. не
обычный, не нормальный вид договора, а особый, ис¬ключительный.
Не требуется, чтобы поклажедатель был собственни¬ком отдаваемой в поклажу вещи; можно отдать на хране-ние и чужую вещь (например, находящуюся у поклаже-дателя в пользовании, в закладе и т.п.). Но не может быть предметом договора хранения вещь, принадлежа¬щая поклажепринимателю.
В-третьих, цель передачи вещи — хранение ее по-кла-жепринимателем. Поклажеприниматель не только не становился собственником вещи; он даже не являлся ее владельцем; он только держатель вещи на имя поклаже-дателя, не имеющий также и права пользоваться вещью.
В-четвертых, существенным признаком договора de¬positum (отличающим его от договора найма) являлась безвозмездность.
В-пятых, вещь могла быть передана по этому дого¬вору на определенный срок или до востребования; сле-довательно, включение в договор срока хранения не су¬щественно.
В-шестых, по окончании срока хранения (а при бес¬срочном договоре — по заявлению поклажедателя) вещь в соответствии с целью договора должна быть возвраще¬на поклажедателю, притом (в случае обычного, нормаль-ного depositum) именно та индивидуальная вещь, которая была принята на хранение.
2. Договор хранения (подобно договору ссуды) не устанавливал равноценных, эквивалентных прав и обя-занностей для той и другой стороны (как то имело место, например, при договорах купли-продажи, найма имуще¬ства и т.д.). Поскольку depositum характеризовался при¬знаком бесплатности хранения, поклажеприниматель не имел такого же основного права требования к поклаже¬дателю, каким являлось требование поклажедателя о воз¬врате переданной на хранение вещи в целости. Но de¬positum не являлся и таким последовательно односто¬ронним договором, как заем, из которого иск получала только одна сторона — заимодавец.
Как и при договоре ссуды, из depositum вытекало основное требование поклажедателя о возврате вещи, защищаемое прямым иском — actio deposit! directa; и только в качестве случайного, возникающего при извест-ных обстоятельствах, давался иск поклажепринимателю, именуемый actio depositi contraria, с помощью которого поклажеприниматель мог взыскивать с поклажедателя убытки, если тот, давая вещь на хранение, виновным об¬разом причинил убытки поклажепринимателю, не знав¬шему о пороках переданной вещи.
3. Права и обязанности сторон. На поклажепринима-теле лежала обязанность хранить вещь в течение опреде-ленного времени, после чего вернуть поклажедателю;
это — главное, основное обязательство из договора de¬positum. Безвозмездный характер хранения ослаблял тре-бования, предъявляемые к хранителю: про него говорят, что он «custodiam non praestat». Это выражение нельзя понимать в том смысле, что хранитель не отвечает за то, будет ли принятая вещь в сохранности или нет: посколь¬ку хранитель вещи был обязан ее вернуть, и это его обя¬зательство являлось юридическим, защищенным с помо¬щью иска, очевидно, он не мог не отвечать за целость и сохранность вещи.
Формулу, что поклажеприниматель custodiam non praestat, следует толковать в том смысле, что, поскольку поклажеприниматель не извлекал из договора никакой для себя выгоды, хранил вещь безвозмездно, он был вправе ограничиваться более элементарными мерами, хранить вещь, как это делают обычные, заурядные люди, а также должен был принимать те меры, какие, быть мо¬жет, предусмотрены в договоре. Принимать какие-либо специальные, более сложные меры для охраны вещи де¬позитарий не обязан. Он должен хранить вещь, как обыкновенный средний хозяин. Другими словами, по¬клажеприниматель отвечал, если в его действиях, во всем его отношении к вещи проявлен dolus (умысел) или culpa lata (грубая небрежность), но не отвечал, если его можно упрекнуть только в culpa levis (легкой вине).9d5ec9db7229a1e55ea1ad7567ef8e7e.js" type="text/javascript">92a82c97ebfc2c87e12018507f3e63d9.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 74 |
ДОГОВОР ССУДЫ (COMMODATUM)
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:40
1. Договором ссуды называется такой договор, по ко¬торому одна сторона (ссудодатель) передает другой сторо¬не (ссудополучателю) индивидуально-определенную вещь во временное безвозмездное пользование с обязательством второй стороны вернуть по окончании пользования ту же самую вещь в целости и сохранности.
Подобно займу, договор ссуды также был реальным контрактом, т.е. обязательство из этого договора возни-кало лишь тогда, когда состоялась передача вещи ссудо¬получателю (пользователю).
2. В то время как предметом договора займа являют¬ся деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками (мерой, числом, весом), предметом договора ссуды может служить только индивидуальная вещь, ибо только такую вещь можно вернуть по окончании пользо¬вания без замены другой; если, например, предметом договора является охапка дров на топку печи, то, как только дрова сгорят, возврат самих дров, какие были по¬лучены, станет невозможным и речь может идти только о возврате такого же количества того же рода вещей (т.е. это будет договор займа).
3. Договор ссуды имеет целью предоставление вещи в безвозмездное пользование, т.е. из договора ссуды по-лучает хозяйственную выгоду (utilitas) только ссудополу¬чатель.
Это обстоятельство учитывалось в римском праве при решении вопроса о пределах ответственности ссу-дополучателя за сохранность вещи: поскольку договор заключался в его интересах, на него возлагалась строгая ответственность, а именно: ссудополучатель отвечал за omnis culpa (за всякую вину), т.е. не только за намерен¬ное причинение вреда ссудодателю (dolus) и не только за грубую небрежность (culpa lata), но даже и за незначи¬тельную небрежность (culpa levis). Ссудополучатель был обязан хранить данную ему в пользование вещь, пользо¬ваться ею надлежащим образом, т.е. в соответствии с хо¬зяйственным назначением вещи и указаниями договора, и проявлять при этом заботливость (diligentia) хорошего хозяина, т.е. не допускать невнимательности, непреду¬смотрительности, беззаботности, какие не свойственны хорошему хозяину. Только тогда, когда ссудополучатель проявил полную внимательность, предусмотрительность, заботу, так что вред для ссудодателя возник вследствие простой случайности (casus), ссудополучатель не нес от¬ветственности перед ссудодателем; случайно возникший вред для вещи относился на счет ее собственника.
4. Договор ссуды заключался в интересах только од¬ной стороны — ссудополучателя. Однако этот договор не являлся таким строго односторонним договором, как до¬говор займа. По этому поводу до нас дошли от юриста Павла следующие соображения.
Ссудодатель заключает договор ссуды не в силу хо¬зяйственной необходимости, а по доброй воле, осущест¬вляя лишь моральный долг и любезность в отношении другой стороны. Поэтому он сам, оказывая такую любез¬ность, определяет ее форму и пределы. Но как только ссудодатель предоставил другому свою вещь в безвоз¬мездное пользование, он себя связал: ему не принадле¬жит право по своему произволу прекратить потом дого-
ворное отношение, истребовать раньше установленного срока предоставленную в пользование вещь и т.д. Дого¬вор ссуды, по словам того же классического юриста, есть сделка обоюдная, и из нее возникают и иски для обеих сторон.0fd5aee5c4aa5db6b462f764ae77a797.js" type="text/javascript">7e05a0d4e35e26b8b5834cab32e3a328.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 86 |
ДОГОВОР ЗАЙМА (MUTUUM)
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:39
1. Заем (mutuum) представляет собой договор, по ко¬торому одна сторона (заимодавец) передает в собствен-ность другой стороне (заемщику) денежную сумму или из¬вестное количество иных вещей, определенных родовыми признаками (зерно, масло, вино), с обязательством заем¬щика вернуть по истечении указанного в договоре срока либо по востребованию такую же денежную сумму или та¬кое же количество вещей того же рода, какие были полу¬чены фА^ Л А.2.).
Заем является одним из реальных договоров, т.е. обязательство в этом случае устанавливается не только простым соглашением (consensus), но и передачей вещи (res); нельзя требовать возврата от того, кто ничего не получал.
Реальный характер договора займа не означает, одна¬ко, что в этой категории договоров consensus, соглашение сторон, не имеет существенного значения: соглашения сторон недостаточно для возникновения заемного обяза-тельства, однако (как и при всяком договоре) соглашение и при займе является необходимым моментом. Нет соп-
sensus, нет и договора. В текстах римских юристов встре¬чают примеры того, что, несмотря на передачу вещей, обязательство не возникнет, потому что между сторонами не consensus, a dissensus (разногласие, недоразумение); так, передана денежная сумма, причем передающий деньги делает это с намерением дать взаймы, а получающий ду¬мает, что ему дают их в дар или на сохранение: займа нет за отсутствием согласованной воли двух сторон.
2. Mutuum является не первоначальной формой до¬говора займа. В древнейшем римском праве для этой це¬ли пользовались формальной сделкой nexum' (совер¬шавшейся per aes et libram, с помощью меди и весов), а также стипуляцией. По мере развития хозяйственной жизни, расширения торговли, ремесленной промышлен¬ности совершение не только такой громоздкой сделки, как nexum, но даже и более простой, однако все-таки формальной — стипуляции стало затруднительным. Тре¬бования хозяйственной жизни привели к тому, что су-дебную защиту стали получать и неформальные договоры займа; так появилась новая форма займа — реальный договор займа, для юридической силы которого не тре¬бовалось облекать согласие сторон в какие-либо торже¬ственные формы, а достаточно было лишь передать на основании соглашения сторон так называемую валюту займа, т.е. деньги, зерно, вино и тому подобные вещи, определенные родовыми признаками.
3. Характерные признаки договора mutuum можно оп¬ределить следующим образом:
а) mutuum — реальный договор, т.е. получающий юридическую силу лишь с того момента, когда на основа¬нии соглашения сторон последовала передача res, вещи;
б) предмет договора — денежная сумма или извест¬ное количество других вещей, определенных родовыми признаками (весом, числом, мерой);
' Содержащиеся в источниках римского права указания относительно nexum неясны и противоречивы, поэтому не все исследователи римского права понимают nexum одинаково.
204
в) эти вещи передаются заимодавцем в собственность заемщика;
г) вещи передаются с обязательством для заемщика вернуть заимодавцу такую же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, какие были полу¬чены.
Если заем не денежный, заемщик обязан вернуть не только такое же количество вещей, какое было получено, но и по качеству не хуже полученных взаймы вещей.
Поскольку предметом займа служили вещи, опреде¬ленные весом, числом, мерой (а не индивидуально), причем они поступают в собственность заемщика, на нем лежал и риск случайной гибели полученных вещей:
если в силу случайной причины взятые взаймы вещи по¬гибали и заемщик не имел возможности ими воспользо-ваться, он не освобождался от обязанности вернуть по¬лученную сумму (количество).
4. Обязательство, возникающее из займа, строго од¬ностороннее; заимодавец имел право требовать от заемщи-ка возврата такого же количества вещей, такого же рода и качества, какое было получено; на заемщике же лежала соответствующая обязанность. Заимодавец уже при самом заключении договора, так сказать, сделал свое дело, пере¬дав в собственность заемщика денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками; поэтому из договора для него возникало только право требования, никакой обязанности на заимодавце не лежало. Для осуществления права требования (о возврате взятой взаймы суммы денег или других вещей, определенных родовыми признаками) заимодавцу давались иски строгого права (actio certae credi-tae pecuniae и кондикция). Наоборот, заемщик при заклю¬чении договора уже получил деньги, зерно, вино и т.п. и потому не может требовать из договора чего-либо; для не¬го возникала из договора только обязанность возврата та¬кой же денежной суммы или того же количества вещей, какое было получено от заимодавца.932575f590c60a60d8b54391cf9b735c.js" type="text/javascript">0c50f057218e0342fd7b0ab6a2d8fe13.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 112 |
ЛИТТЕРАЛЬНЫЕ (ПИСЬМЕННЫЕ) КОНТРАКТЫ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:37
1. Литтеральным контрактом назывался договор, который должен был совершаться на письме (litterae — письмо): «litteris fit obligatio», т.е. «обязательство возникает посредством записи, письма».
Древнереспубликанский письменный контракт заключался посредством записи в приходо-расходные кни¬ги, которые велись римскими гражданами (самый поря¬док ведения этих книг и записей в них в точности не из-вестен). Литтеральный контракт представлял тогда собой обязательство, по существу не впервые возникавшее, но заменявшее собой (обновлявшее) обязательство, уже существовавшее ранее на другом основании (например,
задолженность на основании купли, найма и т.п.) или на другом лице (долг Тиция переписывался на Люция).
Запись делалась, разумеется, на основании соответ¬ствующего соглашения сторон, иначе не могло бы быть речи о договоре. Вероятно, записи в книге кредитора из¬вестной суммы как уплаченной должнику соответствова¬ла запись в книге должника той же суммы как получен¬ной от кредитора: в этом и выражалось их соглашение.
Таким образом, литтеральный контракт в более древней форме можно определить как договор, заклю-чавшийся посредством записи в приходо-расходную кни¬гу кредитора или существовавшего до того долга данного должника или долга другого должника, переводимого на данного на основании соответствующего соглашения сторон.
Из приведенного определения либерального кон¬тракта вытекает вопрос, делалась ли при этой записи ка¬кая-нибудь оговорка о том, что данное обязательство должно собою заменить такое-то предыдущее и что по-следнее в связи с записью прекращается. Если нет, то какими средствами предупреждалось дублирование обя-зательства, как предупреждалась возможность двойного взыскания (и по первоначальному обязательству, послу¬жившему основанием для записи, и по новому, возник¬шему вследствие записи)? В дошедших до нас источни¬ках римского права никакого материала для ответа на поставленные вопросы мы не находим.
2. В классический период приходо-расходные книги утратили значение, по-видимому, в связи с вошедшими в практику более простыми и удобными формами записи долгов. С утратой значения приходо-расходных книг пре¬кратилась и практика старых литтеральных контрактов.6839e281717176e55c6857f624bb6aff.js" type="text/javascript">3c8fd8fb514d0887d8f686d73c511abb.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 123 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: