Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 01:01
1. Основное средство защиты права собственности — rei vindicatio, виндикационный иск. Этот иск представ-лялся собственнику для истребования вещи, владение которой им утрачено. Таким образом, сторонами в вин-дикационном процессе являлись: в качестве истца — собственник, не имеющий фактического владения ве¬щью; в качестве ответчика — фактический обладатель вещи, как держатель, так и владелец ее, притом владелец, как недобросовестный, так и добросовестный.
В некоторых случаях ответчиком по виндикации могло оказаться лицо, вообще не обладающее вещью, например, если лицо ввиду предстоящего виндикацион-ного иска умышленно сбыло с рук находившуюся у него вещь, против него подавался виндикационный иск, как будто оно владеет этой вещью (так называемый fictus possessor, мнимый владелец.
Предметом иска являлась вещь со всеми плодами и приращениями (res cum omni causa).
Ответственность владельцев, добросовестного и не¬добросовестного, была неодинакова. Добросовестный владелец отвечал за состояние вещи со времени предъяв¬ления иска. Если вещь способна приносить плоды (fruc-tus), т.е. вещи, регулярно получаемые от другой (плодоприносящей) вещи при нормальном хозяйственном ее использовании и с сохранением плодоприносящей вещи (например, яблоки с яблони, но не дрова, на которые распилена срубленная яблоня), то добросовестный вла-делец не возмещал собственнику стоимость потреблен¬ных или отчужденных плодов за время до предъявления иска. Он возвращал лишь наличные плоды (fructus ех-tantes).
Издержки, понесенные добросовестным владельцем на вещь, возмещались ему собственником, если эти из-держки были необходимы для сохранения вещи или, по крайней мере, увеличивали хозяйственную годность ве-щи (т.е. издержки, хотя и не безусловно необходимые, но полезные). В отношении затрат, произведенных добросо¬вестным владельцем «для удовольствия» (impensae volup-tuariae) или составляющих предмет роскоши, добросове¬стному владельцу предоставлялось право при возвраще¬нии вещи отделить свои вложения в вещь, если, разуме¬ется, это возможно без вреда для вещи (например, снять пристроенную веранду и т.п.).
Недобросовестный владелец отвечал за происшедшую еще до предъявления иска гибель вещи, если с его сто-роны была допущена хотя бы легкая небрежность; за ги¬бель вещи после предъявления иска он отвечал незави-симо от какой бы то ни было в том вины с его стороны. . Недобросовестный владелец обязан был возместить соб¬ственнику стоимость плодов от вещи, не только факти¬чески им полученных, но и тех, которые он мог бы по-лучить при надлежащей заботливости, а за время после предъявления иска — даже таких плодов, которых он сам и не мог бы получить, если только для собственника по¬лучение этих плодов было бы возможно. Понесенные на вещь расходы недобросовестному владельцу не возмеща¬лись, за исключением необходимых для сохранения вещи. Вору не возмещались никакие расходы на вещь.30dfbab3de3c021e74e5328a91819301.js" type="text/javascript">ed69408b0a0dbb18c63db1c3c85937b6.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 107 |
ПРАВО ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ (СОСОБСТВЕННОСТЬ)
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 01:00
1. В некоторых случаях одна вещь принадлежит не одному собственнику, а нескольким сообща. Это отно¬шение римские юристы так и называют communio (общ¬ность); в современном гражданском праве в таких случа-
ях говорят о праве общей собственности или собственно¬сти; впрочем, последний термин — condominium — был
известен и римским юристам.
В соответствии с характеристикой, данной римским юристом Цельзом отношению общей собственности, ка-ждый из сособствен ников «totius corporis pro indiviso pro parte dominium habet»', имеет долевое право собственно¬сти на всю вещь в целом; ему принадлежала, следова¬тельно, не доля вещи, а доля права на вещь. Понимание отношения права общей собственности в качестве доле¬вого права на всю вещь приводило к тому, что, если пра¬во собственности одного из участников этой общности почему-то отпадало, право другого расширялось; напри¬мер, отказ от права собственности со стороны одного из двух участников общности приводил к тому, что право другого начинало осуществляться полностью.
2. Общая собственность осуществлялась всеми уча¬стниками совместно. Доли участия каждого из них могли быть или равные, или неравные (при сомнении предпо¬лагалось равенство долей). Всякого рода изменения вещи или права на нее могли производиться только с общего согласия. Каждый из участников общей собственности имел право в любое время потребовать раздела общей собственности; для этой цели ему давалась actio communi dividundo. Названный иск имел ту особенность, что, в то время как по общему правилу судебное решение по делу о праве собственности только проверяет, констатирует и защищает право, уже существовавшее до того, судебное решение по иску о разделе общего имущества служило способом установления новых прав. Например, Люций и Тиций получили по наследству после своего отца зе¬мельный участок; не желая сохранять состояние общно¬сти права, они вместе с тем не могут достигнуть обоюд¬ного согласия по вопросу о разделе; поэтому они обра¬щаются за содействием к суду (иск о разделе). В этом случае суд или устанавливал для каждого из них право
'Д.13.6.5.15. 124
собственности на конкретную часть их земельного участ¬ка, или (при невозможности раздела) предоставлял его одному из общих собственников, возложив на него обя¬зательство выплатить другому соответствующую денеж-ную сумму, и т.д. Такого рода судебное решение устанав¬ливало новые права собственности: до решения суда Лю¬ций имел долю в праве общей собственности, теперь он имеет индивидуальное право собственности на половину -земельного участка и т.п. Это вновь установленное право опиралось на существовавшее право общей собственно¬сти, выводилось из него, а потому в данном случае имел место производный способ приобретения.
44949576f23508986778170a88b06eca.js" type="text/javascript">a60073ebf3d71c9ba0c0a511fecb9a6e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 71 |
ПРИОБРЕТЕНИЕ И УТРАТА ПРАВА ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:59
1. Факты, с наступлением которых лицо приобретает право собственности, называются способами приобрете-ния права собственности (modus acquirendi), а те юриди¬ческие факты (в особенности сделки), которые служат основанием для приобретения права собственности, на¬зываются титулом приобретения (titulus acquirendi).
Способы приобретения права собственности делятся на первоначальные и производные. Первоначальным на-зывается такой способ приобретения, при котором право приобретателя устанавливается независимо от предыдущего права на данную вещь. К этой категории относятся прежде всего такие способы приобретения, с помощью которых приобретается вещь, никому не принадлежащая (захват бесхозяйных вещей), а затем и такие, когда у приобретае¬мой вещи есть собственник, но право приобретателя воз¬никает совершенно независимо от этого предыдущего пра¬ва (приобретения по давности владения; см. ниже, п. 4).
При производном способе приобретения право при¬обретателя основывается на праве предшествующего собственника, выводится из его права.
Практическое значение различия первоначальных и производных способов приобретения вытекает из того, что, поскольку при производном способе право переда¬ется одним собственником другому, получает примене¬ние правило: «никто не может передать другому больше прав, чем имел бы сам». При первоначальном приобре-тении права собственности нет «праводателя», ограни¬ченность правомочий которого могла отразиться на со-держании права приобретателя.
2. Производное приобретение. Важнейшим и наиболее распространенным способом приобретения права собст-венности была передача вещи (traditio). Разумеется, не всякая передача вещи вела к переходу права собственно-сти от одного лица к другому. Когда собственник отдавал свою вещь на хранение, в пользование, в заклад, он также совершал передачу, но в этих случаях передача не со¬провождалась переходом права собственности. Переход права собственности посредством традиции имел место только тогда, когда вещь передавалась и принималась с намерением передать — получить ее в собственность. Та¬ким образом, традицию в качестве способа приобретения права собственности можно определить как передачу од¬ним лицом другому фактического владения вещью с целью передачи права собственности на эту вещь.
Римское право отчетливо разграничивало обязатель¬ственный договор об отчуждении вещи (куплю-продажу) и само отчуждение в смысле перехода права собственно¬сти (передачу вещи). Traditio, или передача вещи, также была договором, так как предполагала соглашение между передающим вещь и принимающим, но договором, имеющим вещно-правовые последствия — переход права собственности. Если в этом отношении воля передающе¬го и воля принимающего не соответствовали одна дру¬гой, traditio не могла привести к переходу права собст¬венности от одного лица к другому.
Сложнее обстояло дело, если по вопросу о переходе права собственности соглашение сторон достигнуто, но было разногласие относительно цели традиции (causa). По этому вопросу в содержащихся в Дигестах отрывках из сочинений различных юристов даются различные от¬веты. Так, юрист Юлиан (D.41.1.36) приводит такие примеры: передается земельный участок, причем пере¬дающий имеет в виду передачей участка исполнить волю завещателя, а принимающий считает основанием переда- • чи обязательство по договору; передается денежная сум-i ма, причем передающий преследует цель дарения, а при-< нимающий берет деньги взаймы. Юлиан высказывается в-
том смысле, что это разногласие относительно цели пе¬редачи не препятствует переходу права собственности от одного лица к другому. Напротив, Ульпиан (D.I 2.1.18 pr.) рассуждал так, что, поскольку в последнем случае нет соглашения ни о передаче в дар, ни о передаче взаймы, традиция не имеет силы.
Это разногласие юристов сводится к тому, является ли traditio сделкой абстрактной (т.е. отвлеченной от пре-следуемой в конкретном случае цели, causa, и потому приводящей к переходу права собственности независимо от осуществления цели) или же сделкой каузальной (т.е. предполагающей для своей действительности осуществ¬ление цели, causa, откуда и название «каузальная сдел¬ка»). Юлиан стоял на точке зрения абстрактности тради¬ции; точка зрения Юлиана может быть признана господ¬ствующей в литературе римского права.
Таким образом, traditio как способ приобретения права собственности предполагала следующие элементы:
а) переход владения вещью к приобретателю по воле от-чуждателя; б) так называемую легитимацию на передачу, т.е. право передающего вещь на ее отчуждение; такое право нормально принадлежит собственнику, но упол¬номочен на отчуждение иногда и не собственник (зало¬говый кредитор; см. ниже, гл. IV, § 7, п. 4); в) соглаше¬ние сторон о том, что владение вещью передается для В перенесения права собственности на передаваемую вещь;
г) не должно быть запрещения для передающего вещь отчуждать ее (например, такое запрещение было уста-новлено для мужа в отношении отчуждения земельного участка, полученного им в приданое за женой; см. разд. IV. § 3, п. 3).
3. Первоначальное приобретение. Захват бесхозяйст¬венной вещи (occupatio rei nullius). В римском праве суще-ствовало правило, что вещь, не изъятая из оборота, но и не имеющая собственника, поступает в собственность того, кто первый ее захватит, primo occupanti (первому захватившему), с намерением присвоить себе. Путем та-кого захвата можно было приобрести право собственности на вещи, которые вообще еще не имели собственни¬ка (дикие животные, рыбы в реке и т.п.), а также на ве¬щи, брошенные собственником (т.е. вещи, от которых собственник отказался).086079087f3e24cb78a8e3b6e1374ca4.js" type="text/javascript">b58885ca508fab630047fb9e4f9e271e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 128 |
СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:57
1. Право собственности является наиболее обшир¬ным по объему правом на вещь. Римские юристы не оста¬вили точного определения права собственности, но упо¬минали об основных правомочиях собственника. Собст-веннику принадлежало ius utendi (право пользования ве¬щью), ius fruendi (право извлечения плодов, доходов), ius abutendi (право распоряжения). К этим элементам содер¬жания права собственности можно было бы добавить ius possidendi (право владеть вещью), ius vindicandi (право ис¬требовать вещь из рук каждого ее фактического обладате¬ля, безразлично — владельца или держателя).
2. Однако перечень отдельных правомочий собст¬венника не является и не может являться исчерпываю¬щим. Принципиальный взгляд римских юристов на пра¬во частной собственности таков, что собственник имеет право делать со своей вещью все, что ему прямо не за¬прещено.
Отсюда следует, что при всей широте права собст¬венности оно не является все-таки неограниченным. С древнейших времен был установлен ряд законных ограни¬чений права собственности главным образом на недви-жимости. Например, еще по законам XII таблиц собстг-венник земли обязан был допускать на свою землю сосе-да для собирания (через день) плодов, упавших с сосед¬него участка; каждый из соседей должен был терпеть проникновение на свою землю всякого рода immissiones (дыма, пара, копоти и т.д.) с соседнего участка, если всякого рода «воздействие» вызывалось нормальным ис¬пользованием соседнего участка.
09784318bb26be9609df42231b5d0af2.js" type="text/javascript">ea7c42be56ac0d7bebf5fb383c21de98.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 83 |
ПОНЯТИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ И РАЗВИТИЕ ЭТОГО ИНСТИТУТА В РИМЕ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:57
1. Римское право было системой права, построенно¬го на начале частной собственности.
Индивидуальной собственности отдельного гражда¬нина исторически предшествовала общественная собст-венность племени, родового объединения, семьи.
2. В развитии римского права особенно большое значение имело право собственности на землю.
Земля с самого начала римской истории стала сосредоточиваться в руках патрициев, а плебеи-земледельцы страдали от малоземелья. Можно считать установленным', что борьба плебеев с патрициями представляла со-
бой в первую очередь именно борьбу за землю и лишь наряду с этой борьбой шла борьба за расширение поли-тических прав плебеев.
В республиканский период одновременно существо¬вали и государственная, общинная, и частная собствен-ность на землю.
Развитие рабовладения, а также ростовщичества имело последствием преимущественное развитие частной собственности. В руках богатых патрициев сосредоточи¬вались большие земельные владения (латифундии). В ча¬стности, богатые патриции увеличивали свое землевладе¬ние путем захвата земель за счет ager pablicus. Завоева¬тельные войны очень расширили этот государственный земельный фонд. Земля из состава ager publicus формаль¬но могла быть получена только во временное пользова¬ние, но каждым гражданином. Однако фактически эту землю захватывали только богатые, так как только у них были средства, необходимые для освоения земли. К тому же ввиду влияния этих людей государство не отбирало у них землю и временное пользование превращалось в право собственности.
Параллельно с образованием крупных землевладений (латифундий) шло обезземеление мелких крестьян. Крупное землевладение, пользовавшееся дешевым раб¬ским трудом, производило настолько дешевый хлеб, что мелкое крестьянское хозяйство не могло с ним конкури¬ровать. К тому же на рынке стал появляться дешевый заморский хлеб. Кроме того, именно крестьянство выне¬сло на себе тяжесть продолжительных войн; в крестьян-ском хозяйстве в результате войн наблюдалось и сокра¬щение рабочих рук, и запустение земель. Сколько-нибудь развитого кредита в Риме не было. Поэтому для мелкого, да и среднего крестьянства не было другого пу¬ти, кроме продажи своей земли богатым людям и пре¬вращения в пролетариев (в понимании того времени пролетарий — неимущий, который не может дать госу¬дарству ничего, кроме proles, своего потомства, который живет на помощь от государства в виде бесплатной раздачи хлеба и т.п. или на подачки от богачей, которым пролетарии продавали свой голос на выборах).
3. Для обозначения права собственности в Риме пользовались термином dominium, а примерно с конца республиканского периода — также proprietas. Термин dominium обычно дополняется словами ex iure Quiritium, т.е. по праву квиритов, римских граждан; этим добавле¬нием обозначали, что право собственности (главным об-разом на землю) первоначально принадлежало римскому народу, а затем в виде права частной собственности — римским гражданам. Право квиритской собственности было недоступно для перегринов и не распространялось на провинциальные земли.
4. Земли вокруг Рима, а затем — вообще италийские, равно как рабы и скот, служившие для обработки земли, были наиболее ценными в хозяйстве римского крестья¬нина, были его основными средствами производства. На-званные важнейшие вещи носили наименование res man-cipi (этот термин происходит от слов manus — рука и capio — беру, однако, как видно из названных категорий res mancipi, нельзя сказать, что это такие вещи, которые можно забрать в руки; manu capere означало «захватить своей рукой», своевольно; видимо, в самые отдаленные времена происходил односторонний захват этих вещей).
Другие вещи, кроме перечисленных, назывались res пес mancipi. Практическое значение этого деления вещей состояло в том, что приобретение права собственности на вещь, принадлежавшую к числу res mancipi, не могло происходить путем неформальной передачи такой вещи собственником другому лицу; для этой цели требовалось совершение либо манципации, т.е. торжественного обря¬да, предполагавшего наличие передаваемой вещи или ее символа (например, комка земли как символа земельного участка) и состоявшего в произнесении особых формул в присутствии пяти свидетелей и весовщика, взвешивании на весах металла и пр., либо in iure cessio (буквально — «уступка на суде»), т.е. посредством мнимого судебного спора.11ebdbdf0e04bca303a8bc2dc8914086.js" type="text/javascript">2d421766cc0787ff036e5c7e869060c9.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 119 |
ЗАЩИТА ВЛАДЕНИЯ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:56
1. В отличие от держания владение пользовалось са¬мостоятельной владельческой защитой. Характерная чер¬та владельческой защиты заключалась в том, что в про¬цессе о владении не только не требовалось доказательст¬ва права на данную вещь, но даже и не допускалась ссылка на такое право. Для того чтобы получить защиту владения, необходимо установить факт владения и факт его нарушения. В источниках римского права эта мысль выражена с явным преувеличением: «между собственно¬стью и владением нет ничего общего» (D.41.2.12.1). Пре¬увеличение здесь в том, что нормально вещью владеет тот, кому она принадлежит на праве собственности; в этом смысле в большинстве случаев между владением и собственностью общее есть.
Поскольку во владельческом процессе доказывались только факты, а вопрос о том, кому принадлежит право на владение данной вещью оставался в стороне, владельческий процесс являлся, с одной стороны, более легким в отношении доказывания претензии (доказать право собственности на вещь нередко представляет большие трудности); с другой стороны (в силу той же причины), владельческая защита имела только предварительный (или провизорный) характер: если в результате спора о владении вещь присуждалась не тому, кто имел на нее право, то этот последний мог затем предъявить свой соб-ственный иск (виндикацию). Если ему удавалось дока¬зать право собственности (а не только факт владения), он мог истребовать вещь от фактического владельца.
Владельческая защита, построенная на выяснении одних только фактов (владения и его самоуправного на-рушения), вне зависимости от вопроса о праве на владе¬ние данной вещью, называлась поссессорной (possessor-ium); защита прав, требующая доказательства наличия у данного лица права, называлась петиторной (petitorium).
2. В литературе римского права является спорным вопрос: как объяснить основание, по которому государст¬во оказывало защиту владельцу, не проверяя правомер¬ности его владения и даже не позволяя другой стороне в процессе ссылаться на свое право владеть данной ве¬щью? Среди разных точек зрения, выражавшихся по данному вопросу, следует отметить две, пользующиеся наибольшим признанием.
Одно объяснение' сводится к следующему. Совпаде¬ние в одном лице и собственника и владельца встреча¬лось в жизни настолько часто, что можно было предпо¬лагать (пока не доказано иное), что, кто владеет вещью, тот и собственник, и обратно — раз у данного лица нет вещи во владении, следовательно, ему не принадлежит и право собственности. Исходя из нормального, постоянно наблюдаемого в жизни совпадения в одном лице вла-дельца и собственника, государство в целях наилучшей защиты собственника облегчало его положение как вла¬дельца тем, что охраняло владение, не требуя доказательства права собственности и не позволяя затягивать про¬цесс ссылкой ответчика на его право собственности. Ес-ли же в отдельном конкретном случае оказывалось, что вещь находилась в незаконном владении лица, которое получило защиту благодаря указанной особенности вла¬дельческого процесса, то претендующему на эту вещь лицу предоставлялась возможность прибегнуть к пети-торному процессу, доказать свое право собственности и истребовать вещь. Это объяснение во многом соответст¬вует нормам римского права: владельцами по римскому праву могли быть только те же лица, которые были спо¬собны приобретать право собственности; предметами владения признавались только вещи, на которые могло быть право собственности (нельзя владеть публичной до¬рогой, общественным театром и т.п.).
Другое, часто встречающееся объяснение сводится к тому, что упрощенная владельческая защита была одной из мер борьбы с самоуправством'. Фактически сложив¬шиеся отношения не должны нарушаться по усмотрению отдельных лиц, считающих, что вещи могут находиться во владении не тех, кто ими фактически обладает, а в их вла¬дении. Изменение фактического положения вещей воз¬можно только через посредство суда, т.е. путем предъяв¬ления иска. Если же лицо посягало на чужое фактическое владение помимо суда, государство ограждало владельца, даже если он и не имел права на владение. Это объясне¬ние можно было бы признать удовлетворительным, на¬пример, для современного буржуазного права, не разли¬чающего «владельцев» и «держателей». Но применительно к римскому праву оно не соответствует его особенности, выражающейся в том, что значительные массы фактиче¬ских обладателей вещей, но являющихся только держате¬лями, не пользовались владельческой защитой.243b4e1ebc8586158a8d30a6f134a05a.js" type="text/javascript">2d94392161958cedd0ca981df9606cf3.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 126 |
УСТАНОВЛЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ВЛАДЕНИЯ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:54
1. Римские юристы считали, что владение приобретается corpore et animo, но недостаточно одного corpus или одного animus. Это означает, что владение устанавливается для данного лица с того момента, когда у него
соединились и телесный момент (corpus possessionis) в изложенном выше (§ 1, п. 3) смысле, и владельческая воля в смысле намерения относиться к вещи как к своей.
2. Установить и доказать corpus possessionis, факт об¬ладания данного лица данной вещью, по общему прави¬лу, не представляет особых затруднений. Но как устано¬вить намерение, с которым данное лицо обладает вещью? Лицо является на земельный участок, вспахивает его, за¬севает и т.д.; лицо обладает лошадью, ездит на ней и т.п. Как узнать, делает ли оно все это «с намерением отно¬ситься к вещи как к своей» или признавая над собой ка¬кого-то собственника, т.е. как простой держатель вещи?
Ответ напрашивается сам собой: необходимо выяс¬нить так называемую causa possessionis, т.е. то правовое основание, которое привело к обладанию лица данной вещью. Одно лицо получило вещь путем покупки, со-провождавшейся передачей вещи продавцом, другое — получило такую же вещь по договору найма во времен-ное пользование. Осуществляя свое пользование, оба они совершают, быть может, одинаковые действия, но для первого лица эти действия являются показателем вла¬дельческой воли, а для второго — они лишь выражение его зависимого держания.
По поводу этого критерия в литературе римского права выражалось следующее сомнение: поскольку вор в римском праве признавался хотя и незаконным, и не¬добросовестным, но все-таки владельцем, то неужели римское право требовало и допускало, что лицо, про¬сившее защитить его фактическое владение, ссылалось бы в доказательство своего владения на то, что оно вещь украло? Такое абсурдное положение не могло иметь мес-та потому, что доказывать causa possessionis вообще пря¬мо не требовалось. Исходным положением было то, что если лицо фактически пользуется вещью для себя, то предполагалось, что у него есть намерение относиться к вещи как к своей. А если другая сторона желала это предположение опровергнуть, то ей и нужно было со-слаться на то, что лицо получило вещь по такому основанию, которое исключает владельческую волю (напри¬мер, что вещь получена по договору найма).
3. В отношении animus possessionis (владельческой воли) применялся принцип: nemo sibi causam possessionis mutare potest (D. 41.2.3.19), никто не может изменить сам себе основание владения. Этот принцип не имел такого смысла, что если лицо в данный момент обладает вещью, допустим, по договору найма и, следовательно, является держателем вещи, то оно никогда и ни при каких усло¬виях не может превратиться во владельца или, наоборот, владелец никогда не может стать держателем. Такая пе¬реквалификация в практике бывала нередко. Например, лицо отдало другому свою вещь на хранение. Хранитель признавался держателем вещи. Но до истечения срока хранения он мог купить полученную на хранение вещь у того, кто дал ему ее на хранение. Для передачи права собственности по римскому праву недостаточно одного договора купли-продажи, нужна еще фактическая пере¬дача вещи. Однако в данном примере вещь уже находит¬ся у покупателя, она ему была передана по договору хра¬нения. Бесцельно было бы требовать, чтобы хранитель вернул вещь продавцу, а тот вторично передал бы ее то¬му же самому лицу, но уже не как хранителю, а как по¬купателю. Вещь при указанной обстановке считалась пе¬реданной на новом основании, без новой фактической ее передачи (это называют traditio brevi manu, передача «ко¬роткой рукой»). Намерение обладателя вещи в силу но¬вого основания (купля-продажа) считалось изменившим¬ся: лицо из держателя превращалось во владельца.
Возможно обратное: лицо, являющееся одновремен¬но и собственником, и владельцем вещи, продает ее, причем договаривается с покупателем, что в течение, на¬пример, месяца вещь останется у продавца (для пользо¬вания, хранения и т.п.). И в этом случае фактической передачи вещи не произошло, но в силу нового основа¬ния прежний владелец превращался в держателя (кото¬рый будет держать вещь на имя покупателя); в средние века такое превращение владельца в держателя назвали constitutum possessorium.8cfc0299c8bacb833fde63eaf7752afb.js" type="text/javascript">5c79d1dc5e37570b99aa47f0504292d5.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 88 |
ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ВЛАДЕНИЯ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:53
1. Владение в смысле фактического обладания ве¬щами является тем отношением, на почве которого скла-дывался исторически институт права собственности.
Не забывая этой исторической связи «владения» и «права собственности» (оставившей свой след на разго-ворной речи, нередко отождествляющей эти два поня¬тия), необходимо иметь в виду, что в более развитом римском праве «владение» и «право собственности» — различные категории, которые могли совпадать в одном и том же лице, но могли принадлежать и разным лицам.
Владение представляло собой именно фактическое обладание, однако связанное с юридическими последст-
виями, прежде всего снабженное юридической защитой;
Для юридической защиты владения характерно то, что она давалась вне зависимости от того, имеет ли данный владелец вещи право собственности на нее или нет.
2. Однако не всякое фактическое обладание лица вещью признавалось в римском праве владением. Про-водилось различие между владением в точном смысле (possessio, possessio civilis) и простым держанием (detentio, иногда называвшимся possessio naturalis).
Для наличия владения (possessio) необходимы были два элемента: corpus possessionis (буквально «тело» владе-ния, т.е. само фактическое обладание) и animus posses¬sionis (намерение, воля на владение). Однако не всякая воля фактически обладать вещью признавалась владель¬ческой волей. Лицо, имеющее в своем фактическом об-ладании вещь на основании договора с собственником (например, получивший ее от собственника в пользова-ние, на хранение и т.п.), не признавалось владельцем, а было держателем на чужое имя (detentor alieno nomine). Между тем нельзя сказать, что пользователь или храни¬тель вещи не имеет воли обладать вещью, воля у него есть, но воля обладать от имени другого. Для владения же в юридическом смысле была необходима воля обладать вещью самостоятельно, не признавая над собой власти другого лица, воля относиться к вещи как к своей (animus domini). Такая воля есть у подлинного собственника; у лица, которое в силу добросовестного заблуждения счи¬тает себя за собственника, хотя на самом деле таковым не является (так называемый добросовестный владелец);
наконец, у незаконного захватчика чужой вещи, прекрасно знающего, что он не имеет права собственности на данную вещь, и все-таки проявляющего волю владеть вещью как своей.
Напротив, такой владельческой воли, именно в смысле намерения относиться к вещи как к собственной, нет, например, у арендатора: он обладает вещью, обладает в своем интересе, но самим фактом платежа арендной платы он уже признает за собой юридическое господство собственника (лицо, относящееся к вещи как к своей, не станет платить кому-то за пользование этой вещью). По-этому арендатор в римском праве считался держателем арендованной вещи на имя ее собственника.
Таким образом, владение (possessio) можно опреде¬лить как фактическое обладание лица вещью, соединенное с намерением относиться к вещи как к своей (обладать неза¬висимо от воли другого лица, самостоятельно); держание же (detentio) — как фактическое обладание вещью без та¬кого намерения (обладание на основе договора с другим лицом, вообще несамостоятельное, а также и обладание ненамеренное, бессознательное и т.д.).
Практическое значение различия владения и держа¬ния выражалось в том, что в то время как владельцы (possessores) защищались от всяких незаконных посяга¬тельств на вещь непосредственно сами, арендатор как «держатель от чужого имени» мог получить защиту толь¬ко через посредство собственника, от которого получена вещь. Этим вскрывается социальное значение такого по¬строения: отсутствие собственной владельческой защиты арендатора, необходимость для него обращаться за по¬мощью к собственнику позволяли собственнику сильнее эксплуатировать арендатора, принадлежавшего обычно к малоимущим слоям населения.0f137d80b88e37e594981d6876ed4337.js" type="text/javascript">0339d0c535d6080adcb1028ea4c91872.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 99 |
ПРАВА ВЕЩНЫЕ И ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫЕ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:52
1. Классификация имущественных прав на вещные и обязательственные права не упоминается у римских юри-стов. Они говорили о различии actiones in rem (иски вещные) и actiones in personam (иски личные) (см. выше,
разд. II, § 4, п. 2).
Разграничение же вещных и обязательственных прав выработано позднейшими учеными, однако на материа¬ле, содержащемся у римских юристов. Так, классический юрист Павел' подметил различие двоякого положения лица, которому нужна какая-то вещь для удовлетворения той или иной потребности. Одно дело, если лицо приоб¬ретает себе необходимую вещь в собственность; другое дело, если оно договаривается с собственником вещи о том, что этот последний обязуется предоставить вещь в пользование первого лица на известный срок. Между этими двумя способами удовлетворения потребности в вещи разница не только в том, что в первом случае лицо приобретает вещь не на время, а навсегда, во втором же случае вещь предоставляется или на определенный срок, о котором договорились эти два лица, или впредь до вос¬требования со стороны того, кто предоставил вещь.
Еще важнее другое различие. Когда лицо приобрета¬ет вещь в собственность, оно получает возможность не-посредственного воздействия на вещь (пользования ве¬щью, уничтожения ее, передачи другому лицу и т.п.), не-посредственного в смысле независимости от какого-либо другого лица. Напротив, во втором случае, когда лицо, нуждающееся в известной вещи, вступает в соглашение с ее собственником о том, что этот последний обязуется предоставить данному лицу свою вещь на некоторое
' D, 44.7,3. 90
время, возможность воздействовать на вещь и более ог¬раниченная (пользоваться вещью, но не уничтожать ее), и условная: фактически вещь поступит к первому лицу лишь в том случае, если лицо, обязавшееся передать эту вещь, действительно ее передаст. Другими словами, тот, кому необходима вещь, не будет иметь непосредственной возможности воздействовать на нее, как в первом случае, а только через посредство лица, обязавшегося ее дать;
если это лицо не исполнит принятого на себя обязатель¬ства, с него можно по римскому праву потребовать воз-мещения убытков, причиненных его неисправностью, но нельзя принудить к передаче вещи.
2. В тех случаях, когда лицо имеет такое право на вещь, которое предоставляет его носителю возможность непосредственного воздействия на нее (когда предметом права является вещь), право называется вещным (т.е. пра¬вом на вещь); в тех же случаях, когда у субъекта нет не¬посредственного права на вещь, а только есть право тре¬бовать от другого лица предоставления вещи, такое право называется правом обязательственным. Таким образом, различие вещных и обязательственных прав проводится по объекту права: если объектом права является вещь, то перед нами право вещное; если объектом права служит действие другого лица, так, что субъект права может лишь требовать совершения условленного действия (или воздержания от него), — это право обязательственное.85db2bfeb6608ab2d6c41659d9f487cf.js" type="text/javascript">0a728d2705b7b0e285928d18477adaa6.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 123 |
ОТЦОВСКАЯ ВЛАСТЬ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:51
1. Гай (1.1.55) называет институт отцовской власти ius proprium civium romanorum (строго национальным институтом римских граждан) и добавляет: «...едва ли существуют еще другие люди, которые имели бы такую власть над своими детьми, какую имеем мы, т.е. римские граждане».
Самостоятельным лицом (persona sui iuris) был толь¬ко отец; сыновья и дочери были (personae alieni iuris) ли¬цами чужого права.
Подвластный сын имеет и libertas и civitas; в области публичного права он стоит (если он взрослый) наряду с отцом, может занимать публичные должности (только не может быть сенатором). Но в семье он всецело подчинен отцовской власти, притом независимо от возраста, и да¬же когда он уже состоит в браке и, быть может, имеет своих детей. Власть над детьми принадлежит именно от¬цу, а не обоим родителям.
2. Отцовская власть возникает с рождением сына или дочери от данных родителей, состоящих в законном браке, а также путем узаконения или усыновления.
Всякий ребенок, рожденный замужней женщиной, считался сыном или дочерью ее мужа, пока не будет до-казано противное (pater est quern nuptiae demonstrant, D.2.4.5, отец — тот, на кого указывает факт брака).
Отцовская власть могла быть установлена путем уза¬конения детей от конкубины. Узаконение есть признание законными детей данных родителей, рожденных ими вне законного брака. Узаконение могло быть произведено:
а) последующим браком родителей внебрачного ребенка;
б) путем получения соответствующего императорского рескрипта; в) путем зачисления сына в члены му-ниципального сената (курии), а дочери — путем выдачи замуж за члена муниципального сената (на членах муниципальных сенатов лежала обязанность пополнять из своих средств недоимки по налогам, вследствие чего это звание принималось неохотно и императорам приходилось вводить поощрительные меры; к их числу относилось и узаконение).
В отличие от узаконения, дававшего положение за¬конных детей лицам, рожденным от данных родителей, но вне брака, усыновление устанавливало отцовскую власть над посторонним лицом.
Усыновление различалось двух видов: если усынов¬лялось лицо, не находящееся под отцовской властью (persona sui iuris), это называлось arrogatio; если же усы¬новление производилось в отношении лица, находящего-ся под отцовской властью (persona alieni iuris), оно назы¬валось adoptio.
По праву Юстиниана arrogatio совершалось путем получения на то императорского рескрипта; adoptio — путем занесения в судебный протокол (apud acta) согла¬шения прежнего домовладыки усыновляемого с усыно-вителем в присутствии усыновляемого.
Необходимые условия усыновления: а) усыновлять может, как правило, только мужчина (женщина — в виде исключения, именно если она до усыновления имела де¬тей и их потеряла); б) усыновитель не должен быть под-властным (должен быть persona sui iuris); в) усыновитель должен быть старше усыновляемого не меньше, чем на 18 лет (так как, по выражению римских юристов, «усы¬новление подражает природе», adoptio naturam imitatur D.I.7.40.1).
В отношении аррогации требуется еще, чтобы маги¬страт произвел расследование обстоятельств дела и выяс-нил, не отразится ли усыновление невыгодно на интере¬сах усыновляемого.
В результате arrogatio самостоятельное лицо поступа¬ет под отцовскую власть со всеми ее последствиями, в том числе с взаимным (между усыновителем и усынов¬ленным) правом наследования. Последствием adoptio было прекращение родительской власти прежнего домо¬владыки и установление власти усыновителя.
3. Личные права и обязанности родителей и детей ко ренным образом были различны на разных этапах рим-ской истории. В древнейшее время отец имел в отноше¬нии своих детей право жизни и смерти, право продажи детей и т.п. С течением времени эта суровая власть смяг¬чалась. В конце концов власть отца свелась к его праву применять домашние меры наказания детей, к обязанно¬сти детей оказывать уважение родителям, в связи с чем дети не могли предъявлять к родителям порочащих исков, не могли вступать в брак без согласия родителей и т.п.
Родители и дети взаимно были обязаны в случае не¬обходимости предоставлять друг другу алименты.
Отцу давался иск против всякого третьего лица, удерживающего его подвластного (так называемая fflii
vindikatio).7500361c0f3206bb7b98208f92f3367a.js" type="text/javascript">a8b86df6e361c06ff6aac134d4d9e0fe.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 176 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: