Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
ЛИЧНЫЕ И ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ СУПРУГАМИ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:50
1. При браке cum manu mariti жена поступала под власть мужа на одинаковых основаниях с его детьми; она была filiae loco (на положении дочери). Первоначально власть мужа была неограниченной, но по мере развития хозяйственной жизни и на ее основе общего культурного развития власть мужа была введена в известные рамки,
например, отпало право убить жену, продать в кабалу и т.д. Но принцип главенства мужа и подчинения жены проводился последовательно в течение всего того време¬ни, пока существовала практика браков cum manu.
При браке sine manu жена остается под властью сво¬его отца, т.е. остается в составе прежней семьи, а если до брака жена была самостоятельна (personasui iuris), то она сохраняла самостоятельность и по вступлении в брак. Тем не менее главенство мужа сказывалось и при браке sine manu. Жена получала имя и сословное положение мужа; местожительство мужа было обязательным место¬жительством и для жены; муж мог исковым порядком истребовать жену от всякого третьего лица, у которого она находилась, и т.п. Оба супруга были обязаны относиться друг к другу с уважением; поэтому, если один из супругов имел основание предъявить к другому иск, связанный для ответчика с бесчестьем, этот иск заменялся другим, и т.п. Нарушение супружеской верности давало оскорбленному супругу основание для развода, что приводило к решению в его пользу вопроса о возврате приданого (см. ниже, п. 3) и пр., при этом последствия нарушения верности были гораздо тяжелее для жены, чем для мужа.
2. Имущественные отношения. При браке cum manu все имущество жены поступало в полную собственность мужа, сливаясь нераздельно с имуществом, принадле¬жавшим ему до брака. Даже в случае прекращения брака имущество, принесенное женой, не возвращалось ей; она получала лишь известную долю в порядке наследования в случае смерти мужа.
При браке sine manu имущество супругов оставалось раздельным. Даже простое управление имуществом жены принадлежало мужу при браке sine manu только тогда, когда жена сама передаст ему имущество для этой цели;
в таком случае отношения между супругами определя¬лись на основаниях договора поручения.
Приобретения жены во время состояния в браке (sine manu) также поступают в ее имущество; впрочем, если относительно каких-либо вещей возникал спор между супругами по вопросу о праве собственности, то применялась презумпция, что каждая вещь принадлежит мужу, пока жена не докажет, что право собственности на данную вещь принадлежит ей.
3. Приданое. Этим термином обозначаются вещи или иные части имущества, предоставляемые мужу женой, ее домовладыкой или третьим лицом ad onera matrimonii ferenda, для облегчения материальных затруднений се-мейной жизни.
В древнереспубликанский период, когда браки почти всегда были cum manu, специальной регламентации пра-вового положения приданого не было. Поэтому, если не было особого соглашения по этому вопросу, то приданое не выделялось из всего остального имущества, приноси¬мого женой, приданое полностью поступало в собствен¬ность мужа.
Когда вошли в практику браки sine manu, для при¬даного как имущества, передававшегося мужу, был уста-новлен особый правовой режим. Приблизительно за два века до н.э. стало входить в правило заключать при уста¬новлении приданого устное соглашение с мужем (так называемую cautio rei uxoriae), по которому муж прини¬мал на себя обязательство возвратить приданое в случае прекращения брака (вследствие ли развода или смерти супруга). При отсутствии такого соглашения приданое юридически оставалось в имуществе мужа навсегда, но в силу бытовых воззрений муж считал себя обязанным ос¬тавлять его по завещанию в пользу жены. На случай, ес¬ли брак прекратится разводом, претор стал давать жене иск о частичном возврате приданого в качестве штрафа за необоснованный развод.a0b8ebf630bd055a89c1f9b8c251f9ac.js" type="text/javascript">e30a6c7de73b8dc7942368aeb80339e7.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 93 |
БРАК
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:49
1. Понятие брака. Семья образуется посредством брака. Брак определяется римским юристом Модестином как «союз мужа и жены, соединение всей жизни, общность бо¬жественного и человеческого права» (D.23. 2.1.). Это идеалистическое определение брака не соответствовало дейст¬вительному положению: даже в классическую эпоху, когда римское право достигло наивысшего развития, женщина далеко не была равноправным товарищем своего мужа.
Римское право различало (вплоть до Юстиниана) matrimonium iustum, или matrimonium iuris civilis, закон¬ный римский брак (между лицами, имевшими ius conubii, см. выше, разд. Ill, § 2, п. 2), и matrimonium iuris
gentium (брак между лицами, не имевшими ius conubii). От брака отличается конкубинат, дозволенное законом постоянное (а не случайное) сожительство мужчины и женщины, однако не отвечающее требованиям законного брака. Конкубина не разделяла социального состояния мужа, дети от конкубины не подлежали отцовской вла-сти. Несмотря на моногамный характер римской семьи, для мужчины в республиканскую эпоху считалось допус¬тимым наряду с matnmonium с одной женщиной состо¬ять в конкубинате с другой (напротив, всякое сожитель¬ство женщины с другим мужчиной, кроме мужа, давало в древнереспубликанском праве мужу убить жену).
В доюстиниановом праве различали брак cum manu mariti, т.е. брак с мужней властью, в силу которой жена поступала под власть мужа (или домовладыки, если муж сам был подвластным лицом), и брак sine manu, при ко¬тором жена оставалась подвластной прежнему домовла-дыке либо была самостоятельным лицом. Брак sine manu по внешности был похож на конкубинат, но отличался от него специальной affectio maritalis, намерением осно¬вать римскую семью, иметь и воспитывать детей (libero-rum quaerendorum causa).
2. Условия вступления в брак. (1) Необходимо было согласие жениха и невесты, а если они находились под властью домовладыки, то также согласие домовладыки (впрочем, если домовладыка отказывал в согласии без достаточного основания, его можно было принудить че¬рез магистрат).
(2) Требовалось достижение брачного совершенноле¬тия (14 лет — для мужчин, 12 лет — для женщин).
(3) Не допускался брак лица, состоявшего в (непре¬кращенном) браке.
(4) Необходимо было, чтобы вступающие в брак ли¬ца имели ius conubii (см. выше, разд. III, § 2, п. 2). До Юстиниана на этом основании не могли заключить за¬конного римского брака некоторые категории чужезем¬цев (брак между римским гражданином и чужеземкой считался недопустимым по политическим соображениям;
целью этого запрещения было помешать чужеземке пу¬тем вступления в связи с браком в семью римского граж-данина получить права римского гражданства).
По законодательству Юстиниана, когда права рим¬ского гражданства имели почти все подданные Римского государства, отсутствие conubium могло быть следствием близкого родства илц свойства (свойством называется отношение между одним из супругов и родственниками другого супруга).
3. Родство определяется по линиям и степеням. Ли¬ца, происходящие одно от другого (например, отец и дочь, внук и бабка), называются родственниками по прямой линии. Родственники по прямой линии, проис¬ходящие от данного лица, называются его нисходящими (сын, внук, правнук); наоборот, прямые родственники, от которых произошло данное лицо, называются его вос¬ходящими (отец, дед, прадед). Лица, происходящие не одно от другого, а от общего предка, называются родст¬венниками по боковой линии: например, братья, дядя и племянник и т.д. Степень родства определяется числом рождений, устанавливающих родство двух данных лиц;
например, дед и внук — родственники второй степени, двоюродные братья — четвертой степени (их общий ко-рень — дед, от которого произошли, допустим, А и В, а от них — С и Д, всего четыре рождения).c79b58ad7306551823e6c0b10bd09d45.js" type="text/javascript">b43d9e5a8fbff140c0ffb65a4f6004cd.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 125 |
РИМСКАЯ СЕМЬЯ. АГНАТСКОЕ И КОГНАТСКОЕ РОДСТВО
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:48
1. Семья в древнейший известный нам период римской истории представляет тип промежуточной, патриар-хальной семьи, объединявшей под властью главы семьи, pateriamilias, жену, детей, других родственников, кабаль¬ных, а также рабов. Термином familia обозначались пер¬воначально рабы в данном хозяйстве, а потом все отно¬сящиеся к составу домашнего хозяйства: и имущество, и рабочая сила (жена, подвластные дети, рабы). Глава се¬мьи и властелин древнейшей семьи — домовладыка, единственный полноправный гражданин, квирит (тер¬мин, производимый многими исследователями от грече¬ского kueros, власть, т.е. имеющий власть).
2. Строй древнейшей семьи, равно как и институт права собственности, в ту пору еще несет на себе черты первой, догосударственной, формации — первобытнооб¬щинного строя, характеризующегося общественной соб¬ственностью на средства производства и продукты про¬изводства. В догосударственную пору такой общиной в Риме являлся род, gens.
С образованием государства внутри рода происходит имущественная дифференциация; власть внутри рода по-падает в руки наиболее богатых семей, во главе каждой из которых стоял домовладыка.
Домовладыка первоначально имел одинаковую власть (manus) над женой, детьми, рабами, вещами; всех их—и жену, и детей и имущество — домовладыка мог истребо¬вать с помощью одинакового (так называемого виндика-
ционного) иска. Лишь постепенно эта власть дифферен¬цировалась и получила разные наименования: manus mariti (над женой), patria potestas (над детьми) и т.д.
3. Подчинением власти одного и того же paterfamilias определялось и первоначальное родство, так называемое агнатское родство. Поэтому дочь, выходившая замуж и поступавшая под власть нового домовладыки, перестава¬ла быть агнатской родственницей своего отца, братьев и т.д.; и наоборот, постороннее лицо, усыновленное домо-владыкой, становилось его агнатом.
4. В древнейшее время власть домовладыки была безгранична и потому сопровождалась полным бесправи¬ем подвластных. Постепенно, однако, эта власть стала принимать более определенные границы; одновременно личность подвластных стала постепенно получать при¬знание в частном праве. Ослабление власти домовладыки явилось следствием изменения производственных отно¬шений, разложения патриархальной семьи, развития тор¬говли, предполагавших известную самостоятельность взрослых членов семьи.
По мере развития хозяйства и ослабления патриар¬хальных устоев получало все большее значение родство по крови, так называемое когнатское родство, в конце концов полностью вытеснившее агнатское родство.
465c97fe14b7175ce042cd35f2f9ca65.js" type="text/javascript">2ec6314b429b98047c602f99f6febf9c.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 180 |
ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:15
1. Римские юристы не разработали понятия юриди¬ческого лица как особого субъекта, противопоставляемо- . го лицу физическому, ввиду того, что отношения, на | почве которых возникают юридические лица, в римской | жизни не были достаточно развиты. Тем не менее уже в законах XII таблиц упоминались различные частные корпорации религиозного характера (collegia sodalicia), профессиональные объединения ремесленников и т.п. С течением времени количество корпораций (как публич¬ного характера, так и частного) росло.
В древнереспубликанском праве еще не было иму¬щества корпорации, это была общая собственность чле¬нов корпорации, но только неделимая, пока существова¬ла корпорация. В случае прекращения корпорации иму- ;
щество делилось между последним составом ее членов. \ Корпорация, как таковая, не могла выступать и в граж-данском процессе.
Вместе с тем римские юристы стали обращать вни-мание на то, что в некоторых случаях имущество не при-надлежит отдельным гражданам, а закрепляется за ка¬ким-то объединением в целом и отдельные его члены оказываются в отношении имущественных прав обособ¬ленными. Так, римский юрист Марциан замечает, что театры, ристалища и тому подобное имущество принад¬лежат самой общине как некоему целому, а не отдель-ным ее членам, и если община имеет раба, то это не зна¬чит, что отдельные граждане (члены городской общины) имеют какую-то долю права на этого раба'. Другой юрист (Алфен)1 приводил следующее сравнение. Время от времени на корабле приходится сменять то одну часть, то другую, и может наступить момент, когда все состав¬ные части корабля сменятся, а корабль будет все тот же. Так, утверждал Алфен, и в легионе одни выбывают, дру¬гие вновь вступают, а легион остается все тем же. Нако¬нец, третий юрист (Ульпиан)2 говорил, что в корпора¬тивном объединении (universitas) не имеет значения для бытия объединения, остаются ли в нем все время одни и те же члены, или только часть прежних, или все замене¬ны новыми; долги объединения не являются долгами от¬дельных его членов, и права объединения ни в какой ме¬ре не принадлежат отдельным его членам.
2. Таким образом, римские юристы отмечали тот факт, что в некоторых случаях права и обязанности при-надлежат не отдельным лицам и не простым группам фи¬зических лиц (как это имеет место при договоре товари-щества), а целой организации, имеющей самостоятельное существование, независимо от составляющих ее физиче¬ских лиц. Это последнее положение наглядно выражает¬ся при сравнении universitas или collegium (корпорации) с товариществом (societas). Смерть одного из участников товарищества или его выход из состава товарищества влечет прекращение товарищества; если даже оставшиеся товарищи будут продолжать то дело, для которого обра¬зовалось товарищество, это рассматривается юридически как молчаливое заключение нового товарищеского дого¬вора в ином составе. Напротив, смерть одного из членов universitas или выход из universitas никакого влияния на существование universitas не оказывает (разве лишь убыль членов будет так велика, что не окажется необходимого по закону минимального числа членов). Равным образом вступление новых членов в universitas нисколько не из¬меняет этого объединения, тогда как присоединение к членам товарищества нового лица означает образование нового товарищества.
Еще одно различие: в товариществе у каждого из членов есть определенная доля в имуществе, которая при его выбытии выделяется ему; напротив, в universitas все имущество принадлежит самому объединению, и потому выбывающий член не имеет права требовать выделения какой-либо доли этого имущества.
3. Название «юридическое лицо» римскому праву не было известно; новейшие исследования' показали, что в латинском языке даже не было специального термина для обозначения учреждения2. Римскими юристами была разработана и сущность этого явления. Они ограничива¬ются лишь признанием факта принадлежности прав раз¬личным организациям. Они сравнивали эти организации с человеком, с лицом физическим, и говорили, что орга¬низация действует personae vice (вместо лица, в качестве лица), private rum loco (вместо отдельных лиц, на поло¬жении отдельных лиц). В этом можно видеть зародыш «теории фикции юридического лица», появившейся в средние века и получившей распространение в зарубеж¬ной теории права.ec87a3039d734c108539e66dccc3b956.js" type="text/javascript">9167e23f4e042d79a18791e30a332c3c.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 109 |
ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КОЛОНОВ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:15
1. Под именем колона в классическую эпоху подра¬зумевали арендатора земли (мелкого фермера), формаль¬но свободного, хотя экономически зависимого от земле¬владельца. Распространение мелкой земельной аренды было вызвано экономическим положением Римского го¬сударства. С прекращением завоевательных войн, давав-ших Риму огромные массы рабов, прилив рабской силы приостановился, а невыносимые условия, в которых со-держались рабы, приводили к тому, что их смертность значительно превышала рождаемость. Рабской силы пе-рестало хватать для обработки земли. Процветавшее в последние годы республики плантаторское хозяйство с рабским трудом перестало быть выгодным; римские зем¬левладельцы стали предпочитать сдавать землю в аренду мелкими участками, нередко даже не за денежное возна¬граждение, а за известную долю урожая (арендаторы-дольщики, coloni partiarij) и с возложением на арендатора также обязанности обрабатывать и землю собственника («барщина»). Эти мелкие арендаторы по маломощности своих хозяйств в большинстве случаев были вынуждены
прибегать к займам у своих хозяев и оказывались в дол¬говой от них зависимости. В период абсолютной монар-хии положение колонов осложнилось еще в связи с на¬логовой политикой императоров. Колоны были обложе¬ны натуральной податью, причем в налоговых докумен¬тах они приписывались к соответствующим земельным участкам.
2. Эти обстоятельства приводили к тому, что, с од¬ной стороны, землевладелец зорко следил за тем, чтобы его неоплатный должник-арендатор не уходил с участка, а, с другой стороны, и государство было озабочено тем, чтобы земли не оставались без обработки и чтобы налоги с земли и подати с самого колона поступали исправно. На этой почве фактическое бесправие колонов стало превращаться в юридическое путем издания соответст¬вующих постановлений. В IV в. н.э. закон запретил сво¬бодным арендаторам, сидящим на чужих землях, остав¬лять арендуемые участки, а землевладельцам было за¬прещено отчуждать свои земли отдельно от колонов, си¬дящих на них. В результате колоны из свободных (хотя бы формально-юридически) людей превращаются в кре¬постных, в «рабов земли». Колонат в этом смысле был зародышем феодализма.
На положение крепостных переводились иногда по¬коренные народы, переселявшиеся на римскую террито¬рию. В некоторых провинциях (например, в Египте) по¬добного рода отношения были известны еще до завоева¬ния этих провинций Римом. В колонат перерастало ино¬гда также и пользование пекулием со стороны рабов, ко-торые прикреплялись в этих случаях к земельным участ¬кам. Последнее обстоятельство еще более стирало разли¬чия между рабом и крепостным колоном. Колон стано¬вится лицом хотя и свободным, но очень близким по со¬циальному и юридическому положению к рабу. Колон становится связанным с землей, которую он сам по сво¬ей воле не может оставить и от которой не может быть оторван против своей воли. Колон имеет право вступать в брак, иметь собственное имущество. Но он прикреплен к земле, притом не только лично: дети его также стано¬вятся колонами. Подобно рабам колоны могли в отдель-ных случаях отпускаться на свободу, но это освобожде¬ние означало для них и «освобождение» от земельного участка, которым они кормились.
2d70252ee70632ab8cb91a25b69f4427.js" type="text/javascript">61a2da376cc4589c2681ad5b65d9c9b9.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 96 |
ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ВОЛЬНООТПУЩЕННИКОВ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:14
1. В классическом римском праве правовое положе¬ние вольноотпущенника определялось в зависимости от прав лица, отпускавшего на волю: например, раб, отпу¬щенный на свободу квиритским собственником, приоб¬ретал права римского гражданина, а отпущенный на сво¬боду лицом, право собственности которого опиралось не на цивильное право, а на преторский эдикт (см. ниже, разд. V. гл. III, § 1, п. 5), приобретал только латинское гражданство. При Юстиниане эти различия были сгла¬жены: если манумиссия выполнена в соответствии с за-коном, вольноотпущенник становился римским гражда¬нином.
2. Однако, даже приобретая римское гражданство, вольноотпущенник (или либертин) по своему правовому положению не вполне приравнивался к свободнорож¬денному (ingenuus).
В области частного права существовали, во-первых, некоторые специальные ограничения правоспособности вольноотпущенника; например, до Августа вольноотпу¬щеннику запрещалось вступать в брак с лицом свободно¬рожденным; запрещение брака вольноотпущенника с ли¬цом сенаторского звания сохранялось вплоть до Юсти¬ниана. Во-вторых, либертин находился в зависимости от своего бывшего господина (именовавшегося его патроном).
3. Так, патрон имел право: а) на obsequium, почти¬тельность либертина в отношении патрона; это имело, например, практическое значение в том отношении, что вольноотпущенник не мог вызвать патрона на суд и, следо¬вательно, был беззащитен против произвола патрона; б) на орегае, выполнение услуг для патрона (это, по существу, моральная обязанность, но она обыкновенно подкрепля¬лась договором и превращалась в юридическую). Обязан¬ность либертина выполнять орегае приводила к такой эксплуатации, что претор был вынужден все-таки высту¬пать с некоторыми ограничительными мерами; в) на bona, т.е. патрону в известной мере принадлежало право на на¬следование после вольноотпущенника, а также право на алименты со стороны вольноотпущенника. Такое право принадлежало в случае нужды не только самому патрону, но и его детям и родителям.
5427c7218a026e900be922ba4225a94f.js" type="text/javascript">3ab2360064aa8370e62e7b8058676a2b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 53 |
ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РАБОВ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:13
1. С самых древних времен, к которым относятся наши сведения о Римском государстве, и вплоть до кон¬ца его существования римское общество было рабовла¬дельческим.
Социальное положение рабов было неодинаковым на разных этапах римской истории. В древнейшую эпоху
рабы в каждой отдельной семье были немногочисленны;
они жили и работали совместно со своим хозяином и его подвластными и по бытовым условиям не очень резко отличались от них. По мере завоеваний число рабов сильно увеличилось и рабство оставалось основой всего производства. Они стали жить отдельно от своих господ:
не только исчезла прежняя патриархальность отношений, но осуществлялась беспощадная эксплуатация рабов. Раб исполняет огромную изнурительную работу, а содержит¬ся в самых тяжелых условиях; несколько сноснее были условия жизни рабов, принадлежащих самому государст¬ву. Произвол и эксплуатация со стороны рабовладельцев толкали рабов на восстания.
2. Правовое положение рабов определялось тем, что раб — не субъект права; он — одна из категорий наибо¬лее необходимых в хозяйстве вещей, так называемых res mancipi, наряду со скотом или как привесок к земле.
Власть рабовладельца над рабом беспредельна; она является полным произволом; господин может раба про-дать, даже убить. Раб не может вступить в брак, призна¬ваемый законом; союз раба и рабыни (contubemium) — отношение чисто фактическое.
3. Пекулий. Если тем не менее кое-какие проблески признания личности раба имели место, то это происхо¬дило в интересах самого рабовладельца, имело целью расширить и углубить эксплуатацию рабов.
На этой почве сложился институт рабского пекулия. Термином «пекулий», происходящим, вероятно, от слова pecus, скот, называлось имущество, выделяемое из обще¬го имущества рабовладельца в управление раба (этот ин¬ститут практиковался и в отношении подвластных детей, см. ниже, разд. IV, § 4).
Управлять имуществом невозможно без совершения различных сделок (купли-продажи, найма и др.). Поэто¬му, не признавая раба правоспособным лицом, признали, однако, юридическую силу за совершаемыми им сделка-ми, разумеется, в таких пределах, какие соответствовали положению пекулия как формы эксплуатации. Именно
рабы, имеющие пекулий, признавались способными обя¬зываться, но приобретать для себя права не могли; все их приобретения автоматически поступали в имущество гос¬подина. Впрочем, раб мог приобрести право требования, но без права на иск, «натурально» (см. ниже, разд. VI, гл. I, § 2). Реализация такого права была возможна толь¬ко в случае отпущения раба на свободу: si manumisso sol-vam, liberor, т.е., если я уплачу рабу после его освобож¬дения, это законный платеж.
Таким образом, предоставление рабу пекулия и при¬знание в известной мере юридической силы за действия¬ми раба позволяли рабовладельцу шире эксплуатировать раба не только для выполнения различных физических работ, но и для совершения через его посредство юриди¬ческих действий, а это было важно для рабовладельцев по мере развития рабовладельческого способа производ¬ства и роста товарно-денежных отношений.
Разумеется, такое примитивное построение — по сделкам раба права приобретаются господином, а обя-занности ложатся на раба (с которого ввиду его неправо¬способности получить нельзя) — не могло сохраниться с развитием торговли и с усложнением хозяйственной жизни. Желающих вступать в сделки с рабами при пол-ной безответственности по этим сделкам самого рабовла¬дельца нашлось бы немного. Правильно понятый инте-рес рабовладельца требовал, чтобы третьи лица, с кото¬рыми вступал в деловые отношения раб, могли рассчи-тывать на возможность осуществления своих прав по сделкам с рабами. Поэтому претор ввел ряд исков, кото-рые давались как дополнительные (к неснабженному ис¬ком обязательству самого раба), против рабовладельца.
Факты выделения имущества в самостоятельное управление раба стали с развитием хозяйственной жизни расценивать как согласие домовладыки нести в пределах пекулия ответственность по обязательствам, которые принимались рабом в связи с пекулием. Таким образом, если сделка совершена рабом на почве управления выделенным ему пекулием, рабовладелец отвечал перед контрагентом раба по actio de peculio, в пределах пекулия (если раб, имея пекулий в сумме 500, купил что-то на 700, к его господину продавец мог предъявить этот иск только в сумме 500). Впрочем, если господин получил по сделке раба увеличение имущества, так называемое обо¬гащение, в большей сумме, он отвечал в пределах обога¬щения (но уже по другому иску: actio de in rem verso, бу¬квально — иск о поступившем в имущество).74eb5c522d659d14e8a0b063b7c5400b.js" type="text/javascript">1123d6588e1a8e2ead863cc7f46bcf82.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 106 |
ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЛАТИНОВ И ПЕРЕГРИНОВ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:12
1. Латинами первоначально назывались жители Ла-циума, получившие латинское гражданство до середины III в. н.э. (это latini veteres, древние латины). Затем также стали называть членов колоний, образованных Латин-ским Союзом, и колоний, устроенных Римом на завое¬ванных территориях (latini coloniarii). После союзниче¬ской войны (90—89 гг. до н.э.) ius latini право латинского гражданства стали понимать как технический термин, обозначавший определенную категорию правоспособно¬сти. Такая последовательность предоставлялась («жалова¬лась») отдельным лицам и целым областям.
Правовое положение latini veteres не отличалось (в области имущественного права) от положения римских граждан; ius conubii они имели только в тех случаях, когда это право было специально предоставлено. С 268 г. до н.э. права латинского гражданства в этом виде уже не предоставлялись. Latini coloniarii не имели ius conubii (см. выше, § 2, п. 2); ius commercii, а также способность вести гражданский процесс (ius legisactionis) эта категория ла-тинов в большинстве случаев имела, но составлять заве¬щание latini coloniarii не имели права.
Латинам была открыта возможность легко приобре¬тать права римского гражданства. Первоначально для этого было достаточно переселиться в Рим. Но так как подобные переселения сильно сокращали население ла-тинских городов, то с начала II в. до н.э. было установ¬лено требование, чтобы при такого рода переселении ла-тин оставлял в родном городе мужское потомство. После союзнической войны в I в. до н.э. все латины, жившие в Италии, получили права римского гражданства.
Latini coloniarii получали права римского гражданст¬ва разными способами; в частности, римское гражданст¬во получали также латины, исполнявшие обязанности декуриона (члена муниципального сената).
2. Перегринами назывались чужеземцы как не состо¬явшие в подданстве Рима, так и римские подданные, но не получившие ни римской, ни латинской правоспособ¬ности. Такие «чужаки» в древнейшую эпоху считались бесправными. С развитием хозяйственной жизни это бесправие стало нетерпимым и перегрины были призна¬ны правоспособными по системе ius gentium.
В начале III в. Каракалла предоставил права римско¬го гражданства всем подданным Римского государства.
6fb6ad5a44fa397a22d8541e6936b32a.js" type="text/javascript">e67c86666ec3e9613ebce841d97e4ed9.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 75 |
ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РИМСКИХ ГРАЖДАН
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:11
1. Римское гражданство приобреталось прежде всего путем рождения (в законном браке) от римских граждан, затем — путем отпущения на свободу из рабства, а также посредством дарования римского гражданства иностранцу.
Прекращалось римское гражданство или смертью, или в результате capitis deminutio maxima. Эта последняя (после различных исторических изменений) в эпоху Юс¬тиниана наступала в случае присуждения к наиболее тя¬желым уголовным наказаниям и пр., в случаях захвата римского гражданина во власть врагов или по крайней мере недружественного народа (впрочем, в случае после¬дующего возвращения на римскую территорию такое ли¬цо восстанавливалось во всех правах; это называлось ius postliminii).
2. Правоспособность римского гражданства в облас¬ти частного права слагалась из двух основных элементов:
ius conubii, т.е. права вступать в законный брак, при ко¬тором дети получали права римского гражданства, а отцу принадлежала власть над детьми (см. ниже, разд. IV, § 4), и ius commercii — по определению Ульпиана (Regulae 19,3) emendi vendendique invicem ius, т.е. право торговать, совершать сделки, а следовательно, приобретать и отчуждать имущество.
Существенное значение имело деление римских гра¬ждан на свободнорожденных и вольноотпущенников (lib-ertini); последние не только находились в зависимости от своих патронов (т.е. отпустивших их на свободу), но нередко и эксплуатировались ими.
В III в. н.э. формально было провозглашено равен¬ство в правоспособности. В действительности полного уравнения не произошло. В частности, неравенство вы¬зывалось образованием в период империи сословий, кото¬рое сопровождалось прикреплением к профессиям. Раз¬личались следующие сословия: сенаторы', всадники, во-
Примерно с Августа в состав сенаторов стала входить кроме родовой знати служилая знать (нобилитет), т е потомки лиц, занимавших ку¬рульные должности енное сословие, городские декурионы или куриалы, тор¬говцы, ремесленники, крестьяне.
Сословные и иные социальные различия особенно сильно давали себя знать в области налогового обложе¬ния и вообще в публичном праве; но они сказывались и в области частного права, например не допускался брак между сенатором и вольноотпущенницей и пр.
3. В современном праве различают правоспособность и дееспособность (т.е. способность совершать действия с соответствующими юридическими последствиями). Рим¬ское право не знало соответствующих категорий, однако и в Риме не за каждым лицом признавалась способность совершать действия с юридическими последствиями.
Дееспособность человека всегда и везде зависит прежде всего от возраста, так как понимание смысла со-вершаемых действий и способность владеть собой и трез¬во принимать то или иное решение приходит лишь с го¬дами. В Римском праве различались: infantes (до 7 лет) — вполне недееспособные; impuberes (мальчики от 7 до 14 лет, девочки от 7 до 12 лет).
Impuberes признавались способными самостоятельно совершать такие сделки, которые ведут к одному лишь приобретению для несовершеннолетнего (без каких-либо потерь или установления обязанностей). Для совершения действий, которые могут привести к прекращению права несовершеннолетнего или к установлению его обязанно¬сти, требовалось разрешение опекуна (auctoritas tutons), которое должно было даваться непременно при самом совершении сделки (не раньше и не позже). Опекуном был обычно ближайший родственник по указанию отца несовершеннолетнего, сделанному в его завещании, или по назначению магистрата. Опекун обязан был заботить¬ся о личности и имуществе несовершеннолетнего. Отчу¬ждать имущество несовершеннолетнего опекун не имел права, за исключением случаев, когда это было безуслов¬но необходимо.
Если несовершеннолетний совершал сделку без раз¬решения опекуна, она юридически обязывала его только в пределах полученного от нее обогащения.
Следующую ступень возраста составлял период с 14 (для женщин с 12) до 25 лет- В этом возрасте лицо было дееспособно. Но по просьбе таких лиц претор (в послед¬ние годы республики) стал давать им возможность отка-заться от заключенной сделки и восстановить то имуще¬ственное положение, какое было до совершения сделки (так называемая реституция, restitutio in integmm, см. выше, разд. II, § 5, п. 3). Со II в. н.э. за лицами, не дос-тигшими 25 лет, стали признавать право испросить себе куратора (попечителя). Источники римского права дают материал для того, чтобы определить, чем попечительст¬во отличается от опеки. Исторически эти два института сложились так, что опека назначалась над несовершен¬нолетними, а также (вплоть до классического периода) над женщинами независимо от возраста; попечительство же устанавливалось в отношении совершеннолетних, не достигших 25 лет, а также в отношении душевнобольных.5f6a04d43a4edeaf7da197d696e0a607.js" type="text/javascript">c61a2bc38ea2c27a5f883ae0197030e4.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 78 |
ПОНЯТИЕ «ЛИЦА» И ПРАВОСПОСОБНОСТИ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 00:10
1. Рабовладельческое общество признавало лицом (persona), т.е. существом, способным иметь права, не ка-ждого человека. Это общество было особенно наглядным свидетельством того, что правоспособность (способность быть субъектом, носителем прав) не есть прирожденное свойство человека, а представляет, как и само государство и право, надстроечное явление на базисе экономических отношений общества. Другими словами, правоспособ¬ность коренится в социально-экономическом строе дан¬ного общества в данный период его развития.
В Риме существовал многочисленный класс людей — рабы, которые были не субъектами, а объектами прав. Варрон (I в. до н.э.) делит орудия на немые (например, повозки); издающие нечленораздельные звуки (скот) и одаренные речью (рабы). Раб называется instrumentum
vocale, говорящим орудием.
С другой стороны, современное различие лиц физи¬ческих (т.е. людей) и юридических (т.е. различного рода организаций, наделенных правоспособностью) в Риме разработано не было, хотя и было известно в практике
(см. § 7 данного раздела).
2. Тому, что теперь называется правоспособностью, в Риме соответствовал термин caput. Полная правоспособ-ность слагалась из трех основных элементов или состоя¬ний (status):
1) status libertatis — состояние свободы,
58
2) status civitatis — состояние гражданства,
3) status familiae — семейное состояние.
С точки зрения status libertatis1 различались свобод- ^! ные и рабы; с точки зрения status civitatis — римские граждане и другие свободные лица (латины, перегрины);
с точки зрения status familiae — самостоятельные (sui iuris) отцы семейств (patres familias) и подвластные како¬го-либо paterfamilias (лица alieni iuris, «чужого права»). Таким образом, полная правоспособность предполагала:
свободное состояние, римское гражданство и самостоя¬тельное положение в семье.
Изменение в каком-либо из статусов носило назва¬ние capitis deminutio. Изменение в status libertatis называ¬лось capitis deminutio maxima (наивысшее, наиболее су¬щественное); изменение status civitatis называлось capitis deminutio media (среднее); изменение status familiae обо¬значалось как capitis deminutio minima (наименьшее).
3. Разумеется, регламентация правоспособности не была одинаковой во все периоды римской истории. Вме¬сте с развитием экономических отношений шло развитие и правоспособности свободных людей. По мере превра-щения Рима из небольшой сельскохозяйственной общи¬ны в огромное государство с развитой внешней торгов-лей пестрые различия в правоспособности отдельных групп свободного населения (римских граждан, латинов, перегринов) стали сглаживаться, пропасть же между сво¬бодным и рабом по-прежнему оставалась. В конце концов был достигнут крупный для того времени результат — формальное равенство свободных людей в области част¬ного права (конституция Каракаллы 212 г.).
4. Обладание тем или иным статусом могло быть предметом спора. На этой почве появились специальные средства защиты правоспособности — так называемые статутные иски (например, иск о признании лица воль-ноотпущенником, предъявляемый против того, кто за¬держивает этого человека как раба, и т.п.).
' См.: Hanga V., Jacota M. Drept privat roman. BucureSt, 1964, s. 108.
6b13d5c94813357e84d8f226915c9212.js" type="text/javascript">172bf556199fed4c11e79af2532ba350.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 80 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: