Сегодня
НАВИГАЦИЯ:
ЮРИДИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ:
РАЗНОЕ:
РЕКЛАМА:
АРХИВ НОВОСТЕЙ:
РАЗВИТИЕ В ФОРМЕ СТИПУЛЯЦИИ ОТНОШЕНИЙ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:37
1. Стипуляция допускала присоединение или к кредитору, или к должнику еще других лиц, притом либо в качестве самостоятельных кредиторов или должников, либо в качестве добавочных (акцессорных).
В форме добавочной стипуляции на стороне должника в Риме устанавливалось поручительство (adpro-missio). Поручительством назывался договор, которым устанавливалась добавочная (акцессорная) ответственность третьего лица (поручителя) за исполнение должни¬ком данного обязательства.
После того как кредитор задал должнику вопрос и получил на него совпадающий ответ, он обращался к другому лицу (которое должно выступить в качестве по¬ручителя) с вопросом: «обещаешь ли дать то же самое?» (т.е. то, что только что обещал должнику), а поручитель отвечал: «обещаю».
В качестве добавочного (к главному) обязательство поручителя существовало лишь постольку, поскольку существовало главное обязательство (обеспечиваемое по¬ручительством), притом в размере, не превышающем размера главного обязательства.
2. Поручительство было в Риме распространенной формой обеспечения обязательств. Отчасти тому спо-собствовало несовершенство римского залогового права;
но прежде всего здесь сказывались, как и вообще в праве, социально-экономические условия римского общества. Бедняк, нуждавшийся в кредите, не мог обеспечить кре¬дитора установлением залогового права, так как не распо¬лагал свободным имуществом, которое можно было бы заложить, и должен был прибегать к поручительству. Бо¬гатые рабовладельцы не прочь были выступать в качестве поручителей, потому что, оказывая нуждающимся в пору¬чительстве лицам эту услугу, они таким путем ставили их в зависимость от себя, приобретая и лишние голоса при выборах, и иные возможности лучшего использования своего влияния. Кроме того, оказывая такого рода «услу¬гу» бедняку, богатый поручитель фактически умел возна¬градить себя также в форме прямой эксплуатации долж¬ника, за которого он ручался.
3. Назначение поручительства как средства обеспе¬чения должнику возможности получить необходимый кредит естественно требовало предоставления поручите¬лю каких-то правовых средств для возмещения понесен¬ных поручителем затрат, если ему приходилось удовле¬творять кредитора. Право поручителя, уплатившего кре¬дитору по обязательству главного должника, переложить эту сумму на главного должника носит название «право регресса». Для осуществления права регресса служил иск из того юридического основания, по которому было ус¬тановлено поручительство (обычно главный должник за¬ключал с поручителем договор поручения, которым про¬сил его выступить в качестве поручителя: иском из этого договора и пользовались для осуществления права рег¬ресса). Если в стипуляции, служившей для установления поручительства, вопрос и ответ выражались с помощью глагола sponsio (обещаю), то для осуществления регресса поручитель имел еще иск на основании закона Публилия (вероятно, III в. до н.э.); по этому закону уплаченная поручителем сумма взыскивалась им затем с главного должника в двойном размере.16324060e2a9e8e015540f2ccd0dd69a.js" type="text/javascript">e525725c678dfcb3379a89ae3ff14027.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 140 |
СТИПУЛЯЦИЯ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:35
1. Вербальным (т.е. устным) контрактом назывался договор, устанавливающий обязательство verbis (слова¬ми), т.е. договор, получающий юридическую силу по¬средством и с момента произнесения известных фраз.
Основной вербальный контракт — Стипуляция. Сти-пуляцией назывался устный договор, заключаемый посред-ством вопроса будущего кредитора (centum dare spondes? обещаешь дать сто?) и совпадающего с вопросом ответа (spondeo, обещаю) со стороны лица, соглашающегося быть должником по обязательству.
Открытые в 1933 году новые фрагменты из Институ¬ций Гая доказывают, что договор стипуляции был извес¬тен уже законам XII таблиц.
2. Формальные требования, первоначально чрезвы¬чайно строгие, с течением времени были значительно ослаблены (отпало, например, первоначальное требова¬ние, чтобы ответ буквально совпадал в своей редакции с вопросом, за исключением, впрочем, одной разновидно¬сти стипуляции, sponsio, при которой это требование со¬хранилось).
Несмотря, однако, на все смягчения необходимых
формальностей, в классическом римском праве все-таки прочно сохранялись некоторые черты стипуляции как формального контракта: присутствие договаривающихся сторон в одном месте, устный вопрос кредитора и такой же устный ответ должника, совпадающий по смыслу с вопросом. В качестве устного договора стипуляция оста-
валась недоступной как немому, который не может про¬изнести вопроса или ответа, так и глухому, который не может непосредственно воспринимать вопрос или ответ.
В период абсолютной монархии был издан (во вто¬рой половине V в.) закон, признавший обязательную си¬лу за всякой стипуляцией, не противозаконной по со¬держанию, независимо от соблюдения формы вопроса и ответа, другими словами, закон допустил совершение устного договора в каких угодно выражениях.
Но и тогда стипуляция осталась недоступной для глухих и немых и требовалось, по крайней мере в прин¬ципе, присутствие сторон.
3. Обязательство, возникшее из стипуляции, было обязательством строгого права и потому подлежало строго буквальному толкованию. Так, еще Гай считал стипуля-цию недействительной, если на вопрос кредитора: «обе¬щаешь ли 10?», должник отвечал: «обещаю 5». Юрист да¬же не ставил вопроса о признании в этом случае обяза¬тельства в сумме 5. С течением времени такой крайний формализм был смягчен, и в Дигестах (D. 45.1.4) указан¬ный пример решается в том смысле, что при разногласии между сторонами в отношении суммы обязательство надо считать установленным в меньшей сумме, так как в отно¬шении ее соглашение можно считать достигнутым (этот фрагмент Дигест приписывается Ульпиану, III в. н.э., но, видимо, он интерполирован, т.е. принадлежит составите¬лям Дигест и, следовательно, относится к VI в. н.э.). На¬до заметить, что в Институциях Юстиниана воспроизве¬ден изложенный выше фрагмент Гая, в котором выраже¬на более формальная точка зрения. Формальный харак¬тер стипуляции сказывается также в том, что ее действие ограничивалось непосредственно участвовавшими в ней сторонами.a7d9c9eeb0333f1f63e332bde5f1dbbc.js" type="text/javascript">4fc2f33cc957c274cf96e18e6db53155.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 136 |
ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПОМИМО ИСПОЛНЕНИЯ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:34
1. Новацией (или обновлением) назывался договор, которым существующее обязательство погашалось путем установления вместо него нового обязательства. В Риме для цели новации служил устный договор — так назы-ваемая стипуляция (см. ниже, разд. VII, гл. 1).
Для того чтобы новация произвела погашающее (в отношении прежнего обязательства) действие, было не-обходимо, чтобы новое обязательство устанавливалось именно с таким намерением (animus novandi) и чтобы в нем был какой-нибудь новый элемент по сравнению с первоначальным обязательством: например, новое обяза-тельство изменяло основание (долг из купли-продажи превращался в заемное обязательство и т.п.), содержание (обязательство предоставить вещь заменялось обязатель¬ством уплатить денежную сумму и т.п.), субъектов обяза¬тельства (в последнем случае говорят о делегации или переводе на другое лицо права требования или долга).
2. Зачет. Обязательство могло прекратиться посред¬ством зачета (compensatio) его за встречное требование. Погашение взаимных обязательств посредством их зачета происходило, конечно, в том размере, в каком одно тре¬бование совпадает с другим (если А должен В 500, а В должен А 800, то в результате зачета первое обязательст¬во прекращается, а второе остается в сумме 300).
В Риме зачет появился не как способ прекращения обязательств, а как средство упрощения процесса. Если истец по одному иску был ответчиком по иску того лица, которое являлось его ответчиком, то древнейшее римское право не допускало объединения этих двух судебных дел в одно, а требовало самостоятельного предъявления и рассмотрения каждого из этих двух исков. Для малораз¬витого права представлялось недопустимым и опасным соединение в одном процессе двух встречных претензий. Только в формулярном процессе, и то сначала лишь для некоторых специальных случаев, возникла идея о зачете взаимных требований. Так, было установлено, что бан-
киры', предъявляя иски к своим клиентам, должны были зачитывать взаимные претензии клиентов; иначе банкир, как допустивший pluspetitio (см. выше, разд. II, § 3, п. 6), получал отказ в иске и терял свое право требования. Другой случай зачета встречных претензий имел место при взыскании долгов, принадлежащих к имуществу не¬состоятельного должника. Применялся также зачет вза¬имных претензий, возникших из одного и того же дого¬вора bonae fidei (см. выше, разд. VI, гл. II, § 3), хотя бы ни одна из сторон не просила о зачете. По договорам строгого права зачет взаимных требований вначале мог иметь место только по усмотрению суда в тех случаях, когда в формулу вставлялась exceptio doli.d285a44c3bef057fcdb82d9c40b2d304.js" type="text/javascript">356123438e70a5f0fd6b9b72ccd568dc.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 87 |
ВОЗМЕЩЕНИЕ УЩЕРБА
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:34
1. Вред, или ущерб, можно понести в имуществе ли¬бо в интересах личного неимущественного характера. Вопрос о том, возмещался ли по римскому праву вред неимущественного характера, остается спорным. Во вся-ком случае, наиболее важное значение в римском праве имело возмещение имущественного вреда.
Основанием обязательства возместить вред могло служить правонарушение, или деликт (например, унич-тожение или повреждение чужих вещей); такое обяза¬тельство могло возникнуть как следствие неисполнения или ненадлежащего исполнения любого договора; можно было также по специальному договору принять на себя обязанность возмещения вреда, наступающего при из¬вестных обстоятельствах.
2. Понятие вреда римские юристы слагали из двух
элементов: a) damnum emergens, положительные потери, т.е. лишение того, что уже входило в состав имущества данного лица, и б) lucrum cessans, упущенная выгода, т.е. непоступление в имущество данного лица тех ценностей, которые должны были бы поступить при нормальном течении обстоятельств (т.е. не будь обстоятельства, кото¬рое служит основанием возмещения).
Размер возмещения вреда иногда определяется по рыночной стоимости недоставленных, уничтоженных, поврежденных вещей (vera rei aestimatio, настоящая стоимость вещи), в большинстве случаев учитывается стоимость веши при данных, конкретных обстоятельст¬вах. В источниках приводится пример (убит раб, входив-ший в состав труппы рабов-актеров; при возмещении вреда за убитого раба учитывается, между прочим, уменьшение стоимости остальных рабов ввиду наруше¬ния ансамбля (Gai. 3.212; D.9.2.22.1). Однако всякого рода личные привязанности потерпевшего во внимание не принимаются; так, если убитый раб является сыном потерпевшего рабовладельца, его родительская привя¬занность не учитывается (D.9.2.33). Ущерб, исчисляемый по обстоятельствам данного хозяйства, принято обозна¬чать как интерес (id quod interest).378b2c59ceb5cb9fa7aa6b3078b24aa5.js" type="text/javascript">c8db93acc0f3f788c80c6722d664dd7a.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 84 |
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ДОЛЖНИКА ЗА НЕИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:33
1. В случае неисполнения или ненадлежащего ис¬полнения должником своего обязательства он нес ответ-ственность перед кредитором.
Формы ответственности неисправных должников были неодинаковые в различные исторические периоды. В более отдаленные эпохи ответственность имела личный характер: в случаях неисполнения должником лежащей на нем обязанности к нему применялись (притом самим кредитором) меры воздействия, направленные непосред-> ственно на его личность (заключение в тюрьму, продажа в рабство, даже лишение жизни).
s Указания на такую личную ответственность содер¬жатся еще в постановлениях XII таблиц. С течением времени формы ответственности были смягчены: за не¬исполнение обязательств должники стали отвечать не своей личностью, а имуществом (имущественная ответст¬венность была установлена, хотя еще и не во всех случа¬ях, законом Петелия в IV в. до н.э.). В развитом римском праве последствием неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства являлась обязанность должни¬ка возместить кредитору понесенный им ущерб.
2. Ответственность должника строилась в римском праве на принципе вины: должник отвечал только в том случае, если он виновен в возникшем для кредитора ущербе. Вина должника могла быть разной степени. Наиболее тяжкой и недопустимой формой вины призна¬валось умышленное причинение вреда — dolus, например лицо, обязанное передать другому лицу вещь, которая находилась у первого в пользовании, закладе, на хране¬нии и т.п., портит или уничтожает эту вещь с целью причинить убыток ее собственнику. Другая форма вины culpa — неосторожность, небрежность, различавшаяся по степени небрежности: грубая неосторожность (culpa lata) и легкая небрежность (culpa levis). Эти понятия опреде¬лялись римскими юристами следующим образом. Счита¬лось, что грубую небрежность допускает тот, кто не пре¬дусматривает, не понимает того, что предусматривает и понимает всякий средний человек (nom intellegere quod omnes intellegunt, D. 50. 16. 213. 2). Легкой небрежностью признавалось такое поведение, какого не допустил бы хороший, заботливый хозяин (bonus paterfamilias, diligen-tissimus, D. 19.2.25.7). На должнике лежала обязанность соблюдать заботливость (diligentia); мера требуемой за¬ботливости в разных договорах была разная; несоблюде¬ние требуемой заботливости есть culpa, неосторожная вина. Частным видом заботливости являлась охрана ве¬щи, составляющей предмет обязательства; в этом смысле говорят, что должник обязан к custodia, охране вещи.6f35c307416b13d7dca6372f0ab47830.js" type="text/javascript">29c95ea90b4011320c2d85e2aefe89a4.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 103 |
ПРОСРОЧКА ИСПОЛНЕНИЯ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:33
1. Просрочка должника. До последнего времени было общепризнано, что пропуск должником срока исполне¬ния обязательства сам по себе не приводил в римском праве к какой-либо специальной, усиленной ответствен¬ности должника, если кредитор не сделал со своей сто¬роны некоторых шагов к тому, чтобы поставить должни¬ка в положение лица, находящегося в просрочке. В ре¬зультате новейших исследований в области науки рим¬ского права можно считать доказанным, что классиче¬скому праву не было известно такое условие просрочки:
в классическую эпоху должник считался «в просрочке», как только он не исполнил обязательства в надлежащее время. Только по законодательству Юстиниана одним из необходимых элементов просрочки должника являлась interpellatio, т.е. напоминание со стороны кредитора. Од¬нако и тогда в некоторых случаях просрочка должника наступала независимо от напоминания; так, если в обя¬зательстве содержался точный срок исполнения, то он сам по себе как бы напоминал должнику о необходимо¬сти платежа (dies interpellat pro nomine, срок напоминает вместо человека), вор всегда считался просрочившим, так что interpellatio не требовалась, и т.д.
Кроме указанных элементов просрочки (наступление срока исполнения, напоминание со стороны кредитора,
неисполнение обязательства) требовалось еще, чтобы не¬исполнение обязательства в надлежащее время произош¬ло без уважительных для того причин.
2. Просрочка в исполнении обязательства влекла для должника неблагоприятные последствия, которые в об-щем сводились к тому, что кредитор вправе был требо¬вать полного вознаграждения за весь тот ущерб, какой для него мог возникнуть вследствие неисполнения обяза¬тельства. Прежде всего римские юристы устанавливали общее положение, что вследствие просрочки должника обязательство «perpetuatur», т.е. становится постоянным, увековечивается. Раб, которого должник обязан был пе¬редать к такому-то сроку кредитору и передачу которого он просрочил, мог фактически умереть после наступле¬ния просрочки, притом без всякой вины должника; тем не менее это обстоятельство не освобождало должника;
юристы образно выражали продолжающуюся ответствен¬ность должника словами, что раб должен быть передан и «мертвым» (как если бы он был жив, D.45.1.82.1), т.е. должна быть уплачена его стоимость. Это значит, что если до просрочки должник отвечал только за вину, но не за случайно наступивший вред, то, допустив просроч¬ку, он становился ответственным и за случайный вред. В императорский период ответственность просрочившего должника смягчили в том отношении, что предоставили ему возможность доказывать, что и при своевременном исполнении обязательства кредитор не избежал бы поне¬сенного вреда, так как предмет обязательства одинаково погиб бы и у кредитора. Практически доказать это, разу¬меется, было чрезвычайно трудно.ecd45fa23505bc8dbab17eb98850a058.js" type="text/javascript">4025a3c3b5e41ed3baecb042fdcfe41f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 94 |
ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 04:32
1. По своей природе обязательство — отношение временное, нередко кратковременное, которое должно прекратиться. Нормальный способ прекращения обяза¬тельства — исполнение (применительно к денежным обя-зательствам употребляется также термин «платеж»). В эпоху господства формализма одного исполнения обяза-тельства было недостаточно для его прекращения: прово¬дился принцип, что обязательство погашается актом, противоположным тому, с помощью которого оно уста¬новлено (conturarius actus); например, обязательство, ус-тановленное путем обряда per aes et libram (с помощью меди и весов), погашалось таким же образом, но в об-ратном порядке, с произнесением противоположных формул. В классическую эпоху требование «обратного акта» уже отпало.
2. Для того чтобы исполнение привело к освобожде¬нию должника от обязательства, необходимо было со-блюдение ряда условий.
Во-первых, исполнение (платеж) должно быть про¬изведено лицом, способным распоряжаться своим иму-ществом (по римскому выражению, способным ухудшать свое имущественное положение, J. I. 21. рг.). Личное ис¬полнение должника требовалось только по тем обяза¬тельствам, содержание которых имеет строго личный ха¬рактер (например, обязательство художника написать картину). Если личные свойства должника не имели су¬щественного значения, исполнить обязательство мог не только должник, но и любое третье лицо (если третье ; лицо платит чужой долг по ошибке, ему давался иск для
истребования уплаченного обратно; см. ниже, разд. VII, гл. VII, § 3).
Во-вторых, исполнение должно быть произведено лицу, способному его принять. Таким лицом является:
кредитор (если он признается способным распоряжаться своим имуществом), его законный представитель, пове¬ренный, лицо, специально указанное в договоре как имеющее право принять исполнение.
В-третьих, исполнение должно строго соответство¬вать содержанию обязательства. Во всяком случае, без согласия кредитора должник не имеет права исполнять обязательство по частям. По соглашению сторон взамен предмета обязательства можно было предоставить для погашения обязательства что-либо иное; это называлось datio in solutum (предоставление вместо платежа или за¬мена исполнения). В связи с экономическим, в частно¬сти аграрным, кризисом позднейшей императорской эпохи Юстиниан разрешил должнику и без согласия кре-I дитора погашать денежные долги путем передачи креди-I тору земельных участков соответствующей стоимости.
В-четвертых, примерно со II в. до н.э., когда с раз¬витием средиземноморской торговли в практику вошли договоры между лицами, живущими в разных местах им-' перии, и в отношении товаров, находящихся не там, где заключается договор (например, в Риме продается афри¬канская пшеница), причем цены на продаваемые товары в разных местах были различны, получило важное значе¬ние место исполнения. Как правило, место исполнения определялось по тому месту, где можно предъявить иск ? из данного обязательства, а таким местом считалось ме-
| стожительство должника или (по желанию одной из сто-i рон) Рим.
В-пятых, обязательство должно быть исполнено в срок, предусмотренный в договоре или вытекающий из характера договора и обстоятельств его заключения (на¬пример, при продаже товара, находящегося в другом
месте, должник, естественно, имел в своем распоряже нии время, нормально необходимое для перевозки това¬ра, и т.п.). Если ни содержанием договора, ни его харак¬тером срок исполнения не определялся, должник обязан был исполнять обязательство по первому требованию
кредитора.
Досрочное исполнение обязательства допускалось только в том случае, если это не нарушало интересов кредитора; так, можно было досрочно вернуть вещь, по¬лученную в бесплатное пользование, но досрочное воз-вращение вещи, принятой на бесплатное хранение, до-, пускалось с согласия кредитора.
37434518b5ebe629e95c62514f1649fd.js" type="text/javascript">1f724152a137650694cbf0aec266277e.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 82 |
ОБЯЗАТЕЛЬСТВА С НЕСКОЛЬКИМИ КРЕДИТОРАМИ ИЛИ ДОЛЖНИКАМИ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 03:46
1. Во всяком обязательстве есть две стороны: кредитор (активная сторона) и должник (пассивная сторона). Каждая из сторон может быть представлена одним лицом или несколькими лицами.
Если в обязательстве имеется несколько кредиторов или несколько должников, их взаимные отношения между собой и отношения к другой стороне не всегда одинаковы.
Несколько кредиторов или несколько должников могут занимать в обязательстве не равное положение, а быть: один — главным, а другой — добавочным; напри¬мер, поручитель (т.е. лицо, принимающее на себя ответ-
ственность за исполнение обязательства другого лица) являлся добавочным должником.
Несколько кредиторов или несколько должников в обязательстве могут иметь в нем долевое право или доле¬вую обязанность. Во всех тех случаях, когда содержание обязательства допускает деление без нарушения хозяйст-венной сущности обязательства (так называемые дели¬мые обязательства, например обязательство уплатить де-нежную сумму), причем ни законом, ни соглашением сторон не установлено право каждого из нескольких кре-диторов в полном размере или полная ответственность каждого из нескольких должников, имели место долевое право или долевая обязанность. Например, два брата со¬вместно взяли взаймы у Тиция 200 сестерциев, не огово-рив при этом, что они отвечают друг за друга: каждый из братьев признавался должником в половине полученной взаймы суммы.
При совершении некоторых правонарушений (на¬пример, кражи) несколькими лицами каждый из винов¬ников был обязан уплатить штраф в полной сумме, при¬чем уплата штрафа одним из этих нескольких должников не освобождала других; таким образом, кредитор получал сумму штрафа столько раз, сколько было должников.
Наконец, обязательство с несколькими кредиторами или с несколькими должниками могло быть таково, что каждый из кредиторов имел право требовать исполнения всего обязательства, но, уплатив одному кредитору, должник освобождался в отношении всех вообще креди¬торов и кредитор (при нескольких должниках) имел пра-во требовать от любого из нескольких должников испол¬нения всего обязательства, но уплата одним из должни-ков прекращала обязательство в отношении всех долж¬ников. Такие обязательства назывались солидарными; активными, если каждый из нескольких кредиторов имел право требовать in solidum с должника; пассивными, если каждый из нескольких должников обязан перед кре¬дитором in solidum (в полном размере).0d640f7baba507e128c17c38a2143b85.js" type="text/javascript">3a60db390068b9123bbbcca198b8e51f.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 86 |
ЗАМЕНА ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 03:45
1. Переход обязательства по наследству. Переход права требования кредитора или обязанности должника в связи с их смертью на наследников был допущен очень рано. Признанию преемства наследника в правах и обя-занностях, входивших в состав наследства, способствовал семейный характер собственности в древнейшую эпоху, по сути дела приводивший к тому, что и обязательства, в которые вступал домовладыка в качестве кредитора или должника, являлись общими для всей семьи.
Непосредственные подвластные домовладыки являлись даже его необходимыми наследниками: их согласие на принятие наследства после домовладыки не требовалось потому, что они и при жизни домовладыки были участниками семейной собственности, но в то время не могли проявить своих прав; домовладыка как бы засло¬нял их собою.
Римские юристы обосновывали смену лиц в обяза¬тельствах в случаях смерти кредитора или должника мис-тическим тезисом, что наследник является продолжате¬лем личности наследодателя (personam defuncti sustinet, D. 41.1. 34).
2. Цессия. Замена в обязательстве кредитора либо должника при их жизни другими лицами в древнерес-публиканском Риме считалась абсолютно недопустимой.
Такое положение не было связано с особыми не¬удобствами, пока хозяйство было натуральным (или хотя бы в основном имело характер натурального) и обяза¬тельства не имели особого значения в хозяйственной жизни. По мере того как развивалась торговля, внутрен¬няя и внешняя, заморская, такая неподвижность обяза¬тельства стала нетерпимой. Договоры стали повседнев¬ным явлением; обязательства заняли видное место в со¬ставе имущества римских граждан. Интересы развивав¬шейся торговли потребовали мобилизации обязательств.
Для удовлетворения этой потребности хозяйственной жизни, для целей передачи права требования довольно рано стали применять так называемую новацию, или об¬новление обязательства. Новация заключалась в том, что с общего согласия кредитора, должника и того лица, ко¬торому кредитор желал передать свое право требования, это последнее лицо заключало с должником договор того же самого содержания, какое было в первоначальном обязательстве, именно с целью новым обязательством заменить первоначальное.
Этот суррогат передачи права требования не мог, однако, удовлетворить потребностей хозяйственной жизни. Новация была неудобна тем, что она требовала со¬гласия должника на замену одного кредитора другим и даже присутствия должника при совершении новации; а между тем должник как не заинтересованный в передаче кредитором своего права требования другому лицу не всегда проявлял готовность к заключению нового дого-
вора с целью замены одного кредитора другим. Помимо того, поскольку новация означала не передачу права тре¬бования, а прекращение одного обязательства и установ¬ление вместо него нового, постольку вместе с первона¬чальным обязательством новация прекращала и всякого рода обеспечения его, которые, быть может, были уста¬новлены (поручительство, залоговое право); если новый кредитор настаивал на обеспечении обязательства, при¬ходилось заново договариваться с поручителем или доби¬ваться установления вновь залогового права, а получить согласие на это заинтересованных лиц (поручителя, зало¬годателя) не всегда удавалось.
Жизнь требовала допущения прямой уступки права требования (цессии). Для этой цели воспользовались ин-ститутом процессуального представительства. В римском формулярном процессе допускалось ведение судебного дела не лично истцом или ответчиком, а через предста¬вителя, который назывался cognitor, если назначался с соблюдением установленных формальностей, или procu¬rator — в случаях неформального назначения. Формула иска, предъявлявшегося через представителя, составля¬лась «с перестановкой субъектов»: в интенции при изло¬жении претензии истца писалось имя представляемого, а в кондемнации при присуждении или отказе в иске пи¬салось имя представителя. Таким образом, если предста¬витель выступал от имени истца и иск удовлетворялся, то присуждение, а следовательно, и взыскание по иску де¬лалось на имя представителя; только в порядке отчета перед своим доверителем представитель должен был пе¬редать доверителю полученное по иску, а представитель должника, подвергшийся взысканию суммы иска, — тре¬бовать от доверителя возмещения уплаченной суммы.
Для того чтобы передать право требования другому лицу, кредитор, уступающий свое право (цедент), стал назначать то лицо, которому он желал уступить свое пра¬во (цессионария), своим представителем в процессе, с оговоркой, что этот представитель может оставить взы¬сканное за собой (поэтому такой представитель и назы-вался procurator in rem suam).c973d6a2170fbe305f673f39e9d36a78.js" type="text/javascript">512cc614035c77e928132ae6221e4c4b.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 78 |
ЛИЧНЫЙ ХАРАКТЕР ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  Римское право | Автор: admin | 7-01-2011, 03:44
1. Обязательство в понимании римских юристов представлялось строго личным отношением между двумя или несколькими определенными лицами. Оно рассмат¬ривалось как строго личная связь между кредитором и должником (несмотря на имущественный характер со¬держания обязательства).
Принципиальный взгляд на обязательство как на от¬ношение строго личного характера получил практическое выражение в ряде конкретных норм,
С установлением обязательства связывались опреде¬ленные юридические последствия исключительно для тех лиц, которые его установили. Поэтому, как правило, нельзя было вступить в обязательство через представителя.
По той же причине не получал юридической силы договор, по которому кредитор выговаривал нечто от должника в пользу третьего лица, не участвовавшего в заключении договора: кредитору в таком случае не дава¬ли иска потому, что он непосредственно не имел денежного интереса в договоре, а третье лицо не получало иска потому, что не участвовало в заключении договора. Тем более было недопустимо возложение какой-либо обязан¬ности на третье лицо, не участвовавшее в заключении договора. Только в том случае, когда в заключаемом до¬говоре был заинтересован наряду с третьим лицом также лично кредитор, договор получал юридическую силу.
2. Понимание обязательства как строго личного от¬ношения между сторонами приводило также к тому, что обязательство первоначально признавалось абсолютно непередаваемым — ни на активной стороне (переход права требования от кредитора к другому лицу), ни на пассивной (замена одного должника другим).
С развитием хозяйственной жизни, с оживлением торговых отношений и внутри страны, и за ее пределами эти положения стали несколько смягчаться: было допу¬щено, хотя и в ограниченных пределах, представительст¬во; равным образом была признана возможной замена лица, участвовавшего в установлении обязательства, дру-гим лицом.
042b2c1012de0f06221f804cf65d12cd.js" type="text/javascript">3f53681e554f0a8ba8ea396f8404db29.js" type="text/javascript">
Коментариев: 0 | Просмотров: 76 |
ukrstroy.biz
ЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА:
РАЗНОЕ:
КОММЕНТАРИИ:
ОКОЛОЮРИДИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: